ИНТЕРВЬЮ НА УДАЛЕНКЕ. ВЫПУСК 28
Евгения БРИК
актриса
ЕВГЕНИЯ – Здравствуйте, Елена! Со мной здесь Зоя. Зоя, поздоровайся
ЗОЯ – Здравствуйте.

Здравствуй, Зоечка, рада тебя видеть. Ты к нам присоединишься, расскажешь, как ты живешь на карантине?

ЗОЯ – Да.
ЕВГЕНИЯ – У нее как раз сейчас будет школа.

Рада вас видеть, Женечка. Вам доброе утро, нам – добрый вечер. Вы из Лос-Анджелеса присоединяетесь к нам, будет повод поговорить о том, какая ситуация у вас.
БЛИЦ ПРО КОРОНАВИРУС
Знаете ли вы людей, заболевших коронавирусом?

– Не близкие друзья. Люди рассказывают, что у них есть кто-то из знакомых.

То есть, не лично.

– Не лично, да.

Как вам кажется, меры, принимаемые в Америке, излишни, недостаточны, или ровно в меру?

– Недостаточны, по моему ощущению.
Вам страшно?

– Конечно страшно. Страх – это нормальное ощущение, главное, чтобы оно не перешло в панические атаки. Страх позволяет тебе понимать, что надо защищаться, соблюдать меры предосторожности. Когда у тебя еще и семья рядом, то это огромная ответственность.
БЛИЦ НЕ ПРО КОРОНАВИРУС

Первое, что вы сделали сегодня утром?

– Выпила кофе, еще не допила.

Да, у вас же еще утро.

Последний сериал, который вы посмотрели?

– Сейчас смотрю сериал "Девочки", шесть сезонов. Не понимаю, как раньше не посмотрела. Моя сестра, Лера, Катя, Валерина дочка – все мне говорили, что это невероятно талантливое произведение. Очень здорово, что не смотрела его раньше, эти шесть сезонов как подарок. Еще посмотрела сериал "Эйфория" с Зендаей, очень советую всем – красиво талантливо, большая работа художника, режиссера, актеров. Третий сериал – "The Boys", по-русски "Мальчики", наверное, перевели.

То есть, у вас "Девочки" и "Мальчики".

– Да, но там про супергероев, поэтому сначала не смотрела. Поняла, что это не про супергероев, как мы представляем себе, а про очень конкретных узнаваемых людей. Талантливо сделано.

Чего вам не хватает прямо сейчас?

– Об этом все время думаю. По большому счету, дома могу очень много сидеть, особенно, когда рядом с любимыми и близкими, и все есть. Мне не не хватает пойти куда-то в тусовку. Не хватает, что нельзя гулять, как раньше, поскольку здесь достаточно серьезные меры приняты. Тем не менее, очень много людей гуляют, нарушают, занимаются спортом, без масок бегают. Мы с Зоей любили пойти в достаточно людное место, чего теперь не можешь представить. Здесь есть наш любимый променад – улица Санта-Моники, где всегда много людей, играют музыканты.

Когда готовлюсь к интервью, читаю информацию о госте в Интернете, хочется проверить правдивы ли эти факты. Я зачитаю вам факты, а вы скажете правда это или неправда.

Назвали вас в честь дедушки, известного журналиста Евгения Абрамовича Крейна.

– Правда.

Ваша прабабушка променяла дом в Киеве с прислугой на комнату в коммуналке, где жила со студентом своего мужа, с которым она убежала от мужа. Виноват в этом был ее сын.

– Зоя сидит, смеется. Зоя, что ты смеешься, это правда! Софья Брик, прабабушка, была очень интересная личность. Это правда, просто очень с пафосом сказано.

То есть, она жила в богатом доме, потом со студентом своего мужа сбежала и жила в очень скромных условиях, а разоблачил ее собственный сын.

– Да, мой дедушка Женя.

Как интересно.

Вы взяли в честь этой прабабушки сценический псевдоним Брик, под которым работаете.

– Да.

Зрители спрашивают, не ваша ли родственница Лиля Брик? Но я прочитала, что не родственница.

– Нет, Лиля Брик фамилию мужа вообще взяла, это не ее фамилия.

Осип Брик тоже не родственник?

– Нет, Осип Брик не родственник.

В семье вам говорили: "Не красавица, не талант, придется брать мозгами".

– Да. Вот не знаю, получилось у меня или нет.

Просто не могу понять, как можно вам сказать, что вы не красавица и не талант. Мозгами-то вы тоже взяли, но как-то очень строги к вам были родные.

– Папа пытался быть реалистичен, поэтому и говорил мне. Наверное, для него я была самая умная и красивая. Тем не менее, я это часто слышала.

Ваш папа рано ушел из жизни, вы еще совсем маленькая были.

– Да, я и сестра моя маленькая совсем была. Мне было 18 лет, а ей 7 лет.

После рождения дочери вы поправились на 25 кг.

– Да. И кто-то здесь сидит рядом! (смотрит на Зою)

Вот это да! Главное, потом эти 25 кг куда-то деть.

Вы занимаетесь тайским боксом.

– Занималась до всего этого. Только начала спортом заниматься и теперь все.

В вашей семье не было свадеб ни у вас, ни у вашей мамы. Вы решили отыграться на свадьбе вашей сестры и по полной ее отгулять.

– Да, вот именно в белом платье, с фатой, которую Зоечка несла. Ровно год назад Лера вышла замуж, была настоящая свадьба.

Видите, оказывается, про вас большинство фактов правдивы, даже не нашли, что опровергнуть. Интернет к вам очень гуманен.
СЕМЬЯ В ПЕРИОД ИЗОЛЯЦИИ

Вы сами сказали, что с семьей вместе. В каком кругу проводите изоляцию? Это только ваша маленькая семья?

– Еще наша мама. Сестра в Москве с ее мужем и его родителями, там бабушка наша. Очень было тяжело, я разрывалась, было непонятно. Мама здесь, поэтому мы не могли уехать все в Москву. Из-за нее фактически остались, она по состоянию здоровья не может сейчас лететь. Первое, что со словом "страшно" ассоциируется – беспокойство за бабушку, ей 97 лет, это мама нашего папы.

Как бабушка переносит карантин?

– Она держится, она очень сильная. Это наша с сестрой муза, пример во всем: как она прожила свою жизнь, как живет сейчас, как улыбается и находит в себе силы нам не показывать свои переживания, всегда только оптимизм.

Дай бог, чтобы и дальше так. Здоровья бабушке и маме, и всем вам.

– Спасибо.

Как обстоят дела в Лос-Анджелесе, в Америке? Какая обстановка сейчас у вас, что происходит?

– Еще в Москве застала меры и успела почувствовать, что изменилось, и потом здесь. Меня поразила более расслабленная атмосфера здесь. Может, в Нью-Йорке люди напряжены, но здесь мы вроде бы носим маски, но не все, в магазины пускают по очереди. Мы, в основном, заказываем еду, хотя это очень тяжело сделать. И в Москве, и здесь, и везде проблемы одинаковые, поскольку ты набираешь "корзину" еды в интернет-магазине, потом заказываешь и ждешь.

Меня всегда раздражала эта расслабленность, поскольку она мне не свойственна – я очень тревожный и эмоциональный человек. Когда с собакой иду гулять, мы выходим в маске, в перчатках и стараемся серьезно одеться. Вдруг навстречу идет человек, который не пытается со мной не пересекаться. Всегда думаю: может быть, излишняя тревожность, как моя, тоже ненормально. Нет черного и белого, но у меня ощущение, что не вижу середины, я чересчур волнующийся человек. Есть люди, которые говорят: "Да ладно, что там, давайте уже встретимся". Время покажет, что было правильно, а что неправильно. Каждый принимает свое решение, никого не осуждаю, но мне показалось, что здесь чересчур. Кофейни вот открыты.

У вас их не закрывали? В кофейнях можно сидеть или только навынос?

– Сидеть нельзя, они делают навынос, но я кофеманка сумасшедшая, обожающая здесь кофейни. Увидела, что стоит человек без маски, делает кофе, там смеются, общаются. Но мы же все уже знаем, что это передается воздушно-капельным путем. Человек это делает, а ты потом себе не простишь эти мелочи, ради которых можешь рискнуть, это не стоит того. Надо отсидеть по полной программе, особенно, если есть такая возможность. Слава богу, что можно заказать, что есть Интернет. В итоге эти продукты все равно привезут, ты просто мучаешься, ждешь, они меняют в заказе вещи, которых нет. Здесь с продуктами очень плохо, не поняла, как это произошло. Второго марта, перед отъездом в Москву, когда пришла в магазин, увидела, как люди скупают воду и туалетную бумагу.

Туалетную бумагу по всему миру скупают.

– Это было еще самое начало, когда все не ощутили такого ужаса. И уже заранее люди планировали.

Мне казалось, что это российская ментальность после всех войн, кризисов, потрясений быстро запасаться. Но Америка благополучная страна.

– Оказывается, что нет, это удивительно. Логично было бы, что у нас заранее запасают.

Они же не голодали, да. Каких продуктов в Лос-Анджелесе не хватает?

– Всех макаронных изделий нет вообще. На всех сайтах, которых могла, заказывала, и после всех отказов получили мешок совершенно не вкусных спагетти. Нет таких вещей, которыми можно было запастись на будущее. Такие продукты как рыба, мясо – все это есть, но запастись банками, консервами огромная проблема.

Как изменилась ваша жизнь на карантине? Что стало другим?

– Зоя, кажется, кроме твоей школы, у нас ничего не изменилось.

Зоя, приходи, будешь нам тоже рассказывать.
(Присоединяется дочь Евгении Зоя Тодоровская)

Добрый день, Зоя!

ЗОЯ – Здравствуйте.

Как у тебя жизнь поменялась на карантине?

ЗОЯ – Школа. На самом деле, больше ничего особенного не поменялось.

Тебе больше нравится из дома заниматься или на уроки ходить в школу?

ЗОЯ – Честно говоря, мне должно нравиться не ходить в школу, но как-то мне уже захотелось. Очень все сложно делается.

ЕВГЕНИЯ – В Zoom?

ЗОЯ – В Zoom и не в Zoom, какую-то ссылку постоянно присылают.

ЕВГЕНИЯ – Все зависает, куча проблем.

ЗОЯ – Все зависает, да.

Кроме технических проблем тебе не удается с друзьями общаться, кроме онлайн?

ЗОЯ – Да, только онлайн.

Конечно, этого не хватает. Мама говорит, у тебя занятия сейчас в школе начнутся?

ЕВГЕНИЯ – Да, сейчас будут уже, доченька.

Когда смотрела сериал "The OA", узнала, что это ты играешь главную героиню в детстве, и была в неописуемом восторге. Маме и папе твоим говорила, как была потрясена твоей работой, ты очень талантливая актриса. Невероятная роль на двух языках, там еще скрипка. Ты училась играть на скрипке?

ЗОЯ – Надо было.

Специально для этой роли?

ЕВГЕНИЯ – Специально для роли, да.

Насколько тяжело было научиться играть на скрипке с нуля, чтобы играть, как твоя героиня?

ЗОЯ – Я бы сказала, где-то около восьми.

ЕВГЕНИЯ – Она по шкале считает, так принято.

Десять – это самое трудное.

ЕВГЕНИЯ – Если десять – это самое трудное, то было очень тяжело.

ЗОЯ – Было тяжело.

Сколько времени у тебя это заняло?

ЗОЯ – Полгода или год. Или как?

ЕВГЕНИЯ – Помню, педагог приезжал домой. Главное было выучить тему фильма. В "The OA" очень красивая музыка, ее написал брат режиссера, он композитор. Зоя была очень маленькой, поэтому она так вспоминает с трудом, это было четыре года назад. Представляешь, Зой?

ЗОЯ – Да.

ЕВГЕНИЯ – Тебе еще шесть лет было.

Как время быстро идет.

ЕВГЕНИЯ – Поскольку сестра моя, Зоина тетя, скрипачка профессиональная, мы поняли, что значит взять и выучить. Но для роли получилось, чтобы в кадре хотя бы смотрелось так, чтобы руки правильно стояли. Естественно, потом Зоя забросила скрипку. С другой стороны, мы и не собирались, это очень тяжелый инструмент. Она играет на фортепиано, тоже, правда, из-под палки, но играет.
Фото из личного аккаунта Instagram
@evgeniabrik
Ты стала учиться играть на скрипке, когда тебя утвердили на роль?
ЗОЯ – Да, конечно.

Конечно, зачем зря. Расскажи, как происходило утверждение. Ты приходила на пробы, да?
ЗОЯ – Это было в Москве, помню, они прислали нам пробы. Это все случилось через Жениного агента.

ЕВГЕНИЯ – Да. Агент увидел Зою и говорит: "Давай попробуем в сериал".

ЗОЯ – Все-таки меня попробовали. Потом callback был. Я приехала обратно в Лос-Анджелес, мы ходили уже к режиссеру на встречу.

Зрители пишут: "О каком фильме идет речь?". Сериал "The OA" на Netflix, где Зоя играет главную роль главной героини в детстве. Зоечка, расскажи тем, кто не видел, кто твоя героиня?
ЕВГЕНИЯ – Зоя, у тебя же там волосы были светлые, тебя уже вообще не узнать.

Что ты можешь рассказать про эту девочку, кто она?
ЗОЯ – Она очень необычная, у нее есть суперсила. Она видит по снам, что будет больше.

ЕВГЕНИЯ – То есть, она умеет предсказать, что будет. У нее несчастная судьба с родителями: мамы нет, папа погиб.

Ты играла на двух языках: на русском и на английском. Тебе на каком языке было сложнее играть?
ЗОЯ – У меня русский и английский. Не то чтобы что-то сложнее, а что-то не сложнее, просто одинаково.

ЕВГЕНИЯ – Надеюсь, что так до сих пор.

Когда ты играла, что девочка ослепла, насколько тяжело это было? Ты просто с закрытыми глазками играла?
ЗОЯ – Во-первых, было не с закрытыми глазами, надо было открыть.

Но делать вид, что ты не видишь, да?
ЕВГЕНИЯ – Это еще даже сложнее, но с ней тоже занимались.

ЗОЯ – Честно говоря, это для меня было сложно, но, как я помню, это для меня было развлекательно.

ЕВГЕНИЯ – Самое страшное у тебя было со змеями, да?

ЗОЯ – Да.

ЕВГЕНИЯ – Они тренировались. К ней приезжал заниматься человек с приобретенной слепотой, он когда-то видел. Приезжал к нам с палочкой. Они с Зоей с палочкой ходили по всей студии. Домой приезжал тоже, занимались постоянно. Там было много чего преодолевать, поэтому интересная роль.

Тебе нравилось чувствовать себя звездой? Какие условия у звезды голливудского сериала?
ЗОЯ – Пока еще я не звезда голливудская, может, вырасту и стану. Делала это просто для удовольствия, мне нравилось быть на площадке и сниматься. Для меня это были интересные квесты.

ЕВГЕНИЯ – Выполнять задания режиссера, да?

ЗОЯ – Да.

Твоя мама играла у папы в фильме "Одесса", где у тебя есть небольшая роль девочки из этого двора. Сильно отличаются съемки на "Мосфильме" у папы от съемок, где ты играла в "The OA"?
ЗОЯ – Отличается.

Можешь нам рассказать, что в Голливуде не так, как на "Мосфильме"?
ЗОЯ – Конечно, оба варианта очень хорошие.

Крутые варианты!
ЗОЯ – Очень чуть-чуть отличается. Объект отличался.

ЕВГЕНИЯ – Слушай, какая декорация была в "Одессе" построена.

ЗОЯ – Декорация да.

ЕВГЕНИЯ – Я бы это не сравнивала с "The OA", им до нас далеко! Там было очень много близких людей. Хотя после "The OA " со многими мы остались в таких отношениях, что переписываемся, дружим, общаемся, там была очень славная группа.

Я фанат – все смотрела.
ЗОЯ – Спасибо.

ЕВГЕНИЯ – Спасибо.

Скажи, ты продолжаешь актерскую работу, участвуешь на пробах? Или ты только учишься?
ЗОЯ – Ну да, иногда, когда присылают, с удовольствием делаем. Сейчас в сказке снималась.

ЕВГЕНИЯ – В Москве, да. У нее партнеры были Паша Табаков, Денис Швец.

Расскажи нам, это фильм или сериал?
ЕВГЕНИЯ – Короткий метр. Молодая команда, режиссер молодой, но очень здорово придумана история. Мы ради этого сидели в Москве, не ехали в школу сюда, но ходили в школу в Москве, да, Зоечка?

ЗОЯ – Да.

ЕВГЕНИЯ – Это был интересный опыт.

В чем разница школы в Америке и в Москве? Назови три отличия школы американской и московской.
ЗОЯ – Это простой вопрос. Первое – учеба, я бы сказала, что в России программа сложнее, она как будто на год старше. У нас четвертый класс, а в Москве то же самое в третьем классе.

ЕВГЕНИЯ – Вообще разная программа.

ЗОЯ – Разная, очень.

ЕВГЕНИЯ – А тяжелый рюкзак?

ЗОЯ – Второе – тяжелый рюкзак, могу миллион сказать. Третье – здание огроменное, а у нас маленькие.

ЕВГЕНИЯ – Одноэтажная школа в Америке.

ЗОЯ – У нас такая большая area.

ЕВГЕНИЯ – Зоя, ну что ты стала разговаривать как эмигрантка, используя слово английское?

ЗОЯ – У нас большое пространство.

ЕВГЕНИЯ – Из-за сейсмической зоны. Недавно было очень суровое землетрясение у нас, поэтому все одноэтажное. Зоя была потрясена зданием огромным в Москве, в котором надо было бежать на четвертый этаж в класс.

ЗОЯ – С тяжелым рюкзаком.

Вверх-вниз по лестнице бегать надо было? Друзья где лучшие у тебя?
ЗОЯ – Честно говоря, конечно, тяжелее делать друзей в Лос-Анджелесе.

Почему тяжелее?
ЗОЯ – В Москве сразу видно, с кем можно общаться, с кем нельзя. В Лос-Анджелесе все миленькие, сразу спрашивают: "Как ты?".

Потом не сразу поймешь, хороший это человек или плохой.
ЕВГЕНИЯ – Потом не сразу разберешь, да.

ЗОЯ – Потом кто-то очень хитрым оказывается, который все испортит.

Это интересное наблюдение. Помню, когда была презентация сериала "Адаптации", Женя выходила онлайн тоже в эфир и изображала американских мамочек, очень интересно Женя показывала. Наверное, это то же самое наблюдение. Спасибо тебе, дорогая Зоя, что ты нам все это рассказала! Было очень интересно. Мы продолжим с мамой, если у тебя есть время, оставайся.
ЕВГЕНИЯ – Иди, доченька, в школу. Мне нравится, сейчас все так шутят.

Иметь дочь звезду – потрясающе.
ЗОЯ – Спасибо, до свидания.

До свидания!
ЕВГЕНИЯ – Пока! Увидимся в ресторане на кухне, будем ланч есть!
КИНОИНДУСТРИЯ В АМЕРИКЕ

Как в Лос-Анджелесе обстоят дела в киноиндустрии?

– Абсолютно все остановилось. Все остановилось, вижу и по своим друзьям, и у Валеры очень многие люди, кто здесь в индустрии. Даже Марта Тимофеева, которая получила роль главную роль в голливудском сериале от Hulu. Не сомневалась, поскольку, кто еще, если не Марта.

Марта очень талантливая.

– Она наша надежда. Уверена, она будет в Голливуде сниматься потом взрослая. Она как Дакота Фаннинг, когда была маленькая.

С другой стороны, мы знаем детей, кто звездами стал рано, потом становятся как Маколей Калкин, ребята из "Гарри Поттера".

– Есть плохие примеры, но, думаю, что это такой тип, как Натали Портман. Они ждут, когда пройдет карантин, и что-то заработает. Ситуация тревожная не только от страха заболеть, но и, когда ты задумываешься о будущем. Есть хорошие стороны этой креативности: как люди развиваются, быстро придумываются проекты и достаточно интересные, когда что-то онлайн снимается. Тоже стала думать, есть идея, но как это воплотить, пока не представляю. Ведь нужна техника, нужно придумать, как это делать. Тем не менее, мы же не ждем, что все кино будем так снимать.

Один за другим пошли премьеры, которые уже сняли в формате Screenlife, их стало много на разных онлайн-сервисах. В Америке такие проекты тоже появились быстро или нет?

– Пока не слышала об этом, здесь вообще все медленней происходит. Принять решение что-то снять, сделать занимает раза в три больше времени, чем у нас. Должны на всех уровнях люди утвердить, поэтому, может, что-то есть, чего мы не знаем. Вижу, как звезды очень талантливо в Instagram придумывают и выкладывают видео и ролики, сами монтируют, но чтобы сериал был снят – нет. Сейчас жду Богомолова, интересно очень.

Да, уже вышла первая серия на Start. В Premier вышла, называется "Сидя дома".

Ваша активность и Валерия Петровича тоже замерла или как-то развивается?

– Возвращаясь к вопросу, когда вы сказали, как наша жизнь изменилась. По сути, она не изменилась, кроме того, что мы не можем пойти к друзьям, в кафе куда-то. Очень часто, когда нет съемок, ты также проводишь дома с Зоей, которая только уходит в школу, и потом ты ее забираешь. У Валеры количество телефонных звонков, когда он разговаривает со сценаристами, с редакторами не изменилось. У него очень много работы. Наше утро начинается с того, что не вижу его часов пять. Мы завтракаем, он уходит и занимается работой. Ничего не остановилось, он в том же процессе придумывания сценария или разработки его, он также очень часто на расстоянии это делал. У меня изменилось, поскольку остановилось много проектов, которые должны были сейчас сниматься. Даже наслаждаюсь таким перерывом, что мне не надо туда-сюда летать, не надо быть как белка в колесе. Конечно, наступит момент, когда буду на стены лезть, но пока еще этого не ощутила. Пытаюсь все силы в себе собрать, чтобы положительно настраиваться, поскольку мне очень легко провалиться в состояние депрессии.
ИНТЕРВЬЮ О ЛИЧНОМ

Почему такая тревожность есть в вас? Вы из прекрасной семьи, откуда она в вас?

– Не считаю себя пессимистичным человеком, но столько всего в жизни произошло, с близкими людьми, ушедшими очень рано. Эти страхи берутся из уже пережитого горя, которое постоянно напоминает о том, что может быть так. Умею ценить секунды счастья, когда спрашиваю себя, от чего впадаю в это состояние, но ведь у меня все хорошо, все здоровы, все рядом. Бабушка сейчас в Москве, каждую минуту что-то может случиться – я про это говорю. Это такое несбалансированное состояние, главное уметь держать это в руках. Страх – это нормально, но не страх, перешедший в панические атаки и в обсессивно-компульсивное расстройство. Важно понимать, что это все закончится, а это закончится обязательно. Мы не останемся людьми, которые будут бесконечно протирать, как еноты, все подряд.

Такая тревога у вас с детства или после потери отца?

– После потери папы, конечно. Я ходила к психотерапевту, мы с ней копались. Если есть такая возможность, нужно решать это при помощи профессионального человека, иначе можно просто сойти с ума. Детство у меня было такое, что переживала бы его заново сто раз, поскольку получила огромную любовь от бабушки с дедушкой. Сегодня день рождения бабушки, маминой мамы, которая умерла четыре года назад. Мне столько любви дали в детстве, все время это снится, и папа с мамой. Папа с мамой были прекрасной парой.

Идет счастливое детство и потом ломается, когда папы не становится?

– Конечно, это же пробоина в сознании. Когда папа начал болеть, мне было 16 лет. Только поступила в школу-студию МХАТ, все было хорошо, но вдруг это случается. Дальше начинается болезнь, из-за которой так сильно может повернуться жизнь.

Вы знали, что папа уходит?

– Да. Думаю, я в него складом ума, когда ты не можешь сам себя обманывать. Он все рассчитывал и понимал, что скорее всего будет так. Мы понимали, что какое-то время у нас есть, но все было тяжело и страшно. На маму самый большой удар пришелся. Она была моего возраста, осталась вдовой. Конечно, это имеет свои корни, у кого-то из детства, у кого-то из юности.

Что страшнее: ожидание, что папы не будет, или тот самый день, когда вы узнаете, что его нет?

– Трудно сказать, что из этого страшнее. Страшен момент осознания, что это уже произошло и ничего изменить нельзя. Но процесс тоже очень страшный. До операции человек еще не знает, очнется ли он, или он уже не будет что-то понимать. Он мне говорил до операции: "Если что-то случится, обещай, что ты таким растением не дашь дальше жить". – Папа, что ты имеешь в виду, что я должна делать? Это как в фильме бы я смотрела такую сцену, сказала: "Ой, как это все. Папа хочет, чтобы его дочка его отравила?". Это все происходит в реальности, но, естественно, он шутил, но уровень потрясения очень сильный. Так устроена наша психика, иначе бы мы все сходили с ума, когда мы теряем близких, любимых, проходит время, люди уже могут об этом говорить, не страдая каждую секунду. Но это не значит, что все там также не разрывает тебя изнутри.

Вчера посмотрели фильм "Love, Antosha" – документальный фильм про Антона Ельчина. Там родители, он, все съемки с его детства, какой он был мальчик невероятный. Вчера всей семьей прорыдали вечером, очень тяжелый фильм. Он очень светлый, но в конце его родители говорят: "Каждый наш прожитый день нас приближает к Антоше. Мы скоро увидимся". Самое страшное, когда родители теряют детей. Мы все понимаем, что все идем по какой-то лестнице, и должна быть правильная последовательность.

Бабушка ваша пережила смерть сына, да?

– Она сначала похоронила дедушку Женю, которого я никогда не видела, но в честь его меня назвали. У него был инфаркт, он умер очень рано, на руках у бабушки в 50 лет. Потом в 50 умирает ее сын. Ей 97 лет, она для нас – человек невероятной силы. Она все держит внутри, она не та, кто постоянно плачет, ноет. Видно, чего человеку стоит так держаться.

Так устроена наша психика, иначе бы мы все сходили с ума, когда мы теряем близких, любимых, проходит время, люди уже могут об этом говорить, не страдая каждую секунду. Но это не значит, что все там также не разрывает тебя изнутри.

Из детства от бабушки какой запах, ощущение или вкус остался?

– Живу тем, что помню каждый запах, звук. Помню, как проводила лето у бабушки с дедушкой, маминых родителей. Наша бабушка, папина мама, которая в Москве была, мы к ней постоянно ходили в гости, она к нам приходила. Что она пекла, готовила, какие она накрывала столы, как я строила из ее мебели палатки – это все остается с тобой навсегда. Каждый раз, когда смотрела Валерин фильм, у меня начинало в горле щекотать, и слезы идут. Даже в моменты, когда персонаж Ирины Розановой дает арбузик, ты видишь ее глаза и на всю жизнь запоминаешь бабушку, которая тебе совала ложку: "Кушай", – это все настолько точно. Все, что в фильме есть – это все про меня, про мою жизнь.

Говорят, если тебе очень трудно, чтобы жить развиваться дальше, нужно вернуться к безусловному счастью. У вас есть какой-то момент этого абсолютного, безусловного счастья?

– Мое абсолютное счастье, когда приезжала на летние каникулы после учебного года к бабушке с дедушкой. Помню, как каждый раз это было, и могу восстановить подетально. Точно знала, что бабушка испечет любимый торт "Прага", будет бульончик из курочки, поскольку у нас свое хозяйство было. Потом встану в шесть утра, выбегу босиком в чем есть во двор и побегу к цыплятам и утятам. Я была сумасшедшая птичница, помешанная на них, они все были по именам. Каждый год их брали из инкубатора, и я сходила с ума по этому моменту. Мне не нужны были друзья, у меня были животные. Это и есть то детство, когда тебя принимают такой, любят, ты ничего не должен. Ты просто просыпаешься, выбегаешь и бежишь к тому, чего ты ждал весь год. Это ощущение со мной навсегда осталось.

Вы очень правильно сказали о фильме "Одесса". Думала, что это у меня только такое ощущение погружения в детство, поскольку я из Ростова. То, что сделал Валерий на съемках, что в Одессе, что в Ростове и в ряде южных городов, очень схоже. Тоже все помню до деталей. Вы моложе меня намного и, несмотря на это, у вас такие же воспоминания. Это какая-то родовая память?

– Помню, мы с Ксенией Раппопорт зашли в декорацию первый раз, где увидела собрание сочинений, стоит шкаф, портрет Есенина, какие-то статуэтки – я вернулась к дедушке с бабушкой в дом.

Это все из детства. Как раз зрители напоминают, что второго мая канал "Россия-1" покажет фильм "Одесса". Несколько раз его смотрела на премьере и потом еще. Это для меня погружение в детство, в счастье. Огромное спасибо Валерию Петровичу, всей команде и вам. Декорации фантастические. Еще раз посмотрим с удовольствием.

– Спасибо.

Я тоже была девочкой из очень хорошей семьи, меня очень любили папа, мама. Мне очень трудно было потом найти своего мужчину. Какое-то время встречалась с женатым мужчиной, это было невозможно рассказать семье, ведь это неправильно! Прочитала в ваших интервью, что ваш роман с Валерием Петровичем тоже начинался, когда были все несвободны. Девочкам из хорошей семьи очень трудно найти человека, который хоть как-то был близок к папе.

– Это абсолютно точно. Папа был невероятный человек, он был математического склада ума, при этом всегда интересовался искусством. Всегда в доме были все лучшие фильмы, все о музеях, он все старался мне давать. Очень много записей осталось на видеокамере. У нас с Лерой любимое занятие: мы садимся и всю ночь смотрим видеозаписи, где папа, папин голос, который снимает ее маленькую, снимает меня. Так он с нами до сих пор разговаривает, это очень сильный момент счастья. Столько было влюбленностей, которые заканчивались разочарованием.

Иногда говорю своим ровесникам мужчинам, что нельзя быть слишком хорошим папой, - "твоя дочка потом не найдет себе никого похожего на тебя!". В том, что Валерий Петрович старше вас, есть попытка найти человека, который приблизился бы по мудрости, по умению любить, к отцу?

– Безусловно да, но главное то, что я встретила человека, которого хочу слушать, учиться у него всему. Это не просто влюбленность в мужчину. Понятно, что какое-то первое ощущение, которое первые годы длится, потом переходит во что-то более родственное, когда ты понимаешь, что вы друзья, вы всем друг с другом делитесь. Всегда могу получить от него совет по любому вопросу и всегда знаю, что он будет очень точный и очень осмысленный, здравый и неэмоциональный. Он главный мой помощник во всем. Наверное, уже тогда это чувствовала и понимала, даже в юном возрасте. Не хочу сейчас пересказывать, это сложно. С моей мамой можно поделиться всем, а теперь есть еще сестра, которая на 11 лет младше.

У нас с Лерой любимое занятие: мы садимся и всю ночь смотрим видеозаписи, где папа, папин голос, который снимает ее маленькую, снимает меня. Так он с нами до сих пор разговаривает, это очень сильный момент счастья.

Вы могли рассказать все, даже не надо было скрывать?

– Абсолютно. Не было такого, чтобы я скрывала.

Было такое, что вы волновались, что не закончится этот роман серьезными отношениями, что оборвется раньше?

– Конечно было. У меня повышенное ощущение чувства вины, уже заранее обычно испытываю. Для меня невероятно, что это все случилось. Изначально не могу, потому что знаю, что будет тяжелее. Но в данном случае все так случилось.

Вам было страшно познакомиться с родителями Валерия Петровича?

– Нет, но было волнение. Помню отлично первый вечер, когда мы встретились, они сразу ко хорошо мне относились. Не было такого, что мы рассматриваем друг друга, знакомимся. Петр Ефимович с чувством юмора, Мира Григорьевна более серьезная. Скорее, волновалась за встречу с ней, а Петр Ефимович через секунду уже что-то рассказывал, веселил, шутил.

Насколько сложно познакомиться с детьми от первого брака твоего любимого мужчины? Был у вас внутренний барьер?

– Это гораздо сложнее, чем встреча с родителями.

Тоже это проходила: у моего мужа был взрослый сын, который меня долго не принимал. И принял только в тот момент, когда родилась наша дочка. Он приехал знакомиться со своей сестрой и принял тогда нас всех. Но до этого было очень тяжело.

– В этом плане все хорошо обернулось. Это тяжело, сложно, у всех есть свои чувства, взгляды. Но ты не можешь людям постоянно объяснять что-то, оправдываться. Мы с Катей, Валериной дочкой, в очень близких отношениях, это огромное счастье. Она талантливая, красивая, добрая девочка. Когда мы познакомились, она изначально приняла эту ситуацию. Не навязывалась ей, не пыталась ее приманить, мы просто с ней дружили, играли вместе. Зоя тоже общается с ней. К сожалению, мы мало видимся, она сюда редко приезжает. Когда мы в Москве, то проводим время вместе. Зоя говорит: "У меня старшая сестра", – она ею восхищается. Петя гораздо старше, поэтому таких отношений не возникло – у него своя семья, своя жизнь. Он очень умный, интеллигентный, режиссер, снимает кино, у него все прекрасно сложилось. Но с ним у меня нет такой дружбы, как с Катей. В этой ситуации могло быть в тысячу раз хуже, ведь у кого-то это превращается в настоящий ад. Здесь люди принимающие, понимающие, рефлексирующие, нет однозначной реакции на какие-то вещи, есть диалог.

Первая теща Валерия Петровича – известная писательница Виктория Токарева. Вы читали ее романы?

– Конечно, читала ее романы. Она безумно талантливый человек, сценарист. У нее невероятный юмор, смотрела ее передачи. Когда она была на "Золотом орле", и "Оптимисты" получали премию, она вышла очень смешно. Она выдающаяся женщина.
Фото из личного аккаунта Instagram
@evgeniabrik
О КИНОКАРТИНАХ И ГЕРОЯХ

Возвращаясь к "Одессе" и к отношениям, когда вы говорите, что "могло быть и хуже". "Одесса" про то, как мы, любя, мучаем часто друг друга. В советских семьях это было сплошь и рядом. Эта семья тоже из всего этого соткана. Вы свою героиню Миру где-то видели? Знаю, что Валерий Петрович и сценарист Максим Белозор писали под вас эту роль?

– Это был первый случай за всю нашу жизнь, когда Валерий сказал: "Это написано для тебя, и не нужны никакие пробы". "Под меня" он имел в виду мою эмоциональность, вспыльчивость, характер, а так, конечно, это собирательный образ. Знаю женщин с этими качествами, мучающихся, которые не могут себя найти. Они уже не юные, но при этом очень колкие на язык. Они никак не понимают, что происходит, что они позволяют себе это говорить. На самом деле, Мира добрая, любящая женщина. Просто находится в таких обстоятельствах с мужчиной, которого не уважает и считает его жалким человеком. Естественно, она несчастна, поэтому это раздражение выливается на окружающих. В ее случае это достаточно эксцентрично, колко, но она не чудовище. Она любит родителей, это сразу понятно: как только с папой поругались, тут же мирятся. Или с сестрой: страшные вещи друг другу говорили, а потом все тут же пьют чай. Семья всегда остается семьей.

В сериале "Садовое кольцо", в котором вы сыграли потрясающую роль, вы там тоже дочка Ирины Розановой.

– Мне повезло дважды быть дочкой.

В чем разница и схожесть этой семьи и семьи в сериале "Садовое кольцо"?

– В "Садовом кольце" люди очень израненные, каждый по-своему, с очень тяжелым заслоном от реальности. Вера – человек, который просто ничего не замечает. Анечка, психически неуравновешенная, с детства травмированная, все время в попытках подняться до старшей сестры, с ней соревнующаяся. Их мама, которая, с одной стороны, чудовище, с другой – у нее тоже свои абсолютные оправдания, почему она такая. Это все-таки другие люди. Еще время здесь разное.

Семья, которая в "Одессе", – это люди, живущие в другом ритме, с другими понятиями и ценностями. Это то, чего нельзя уже вернуть. Слышала, что говорили люди, звонившие Валерию, которых безумно уважаю – Глеб Панфилов, Инна Чурикова. Слова, которые говорят эти люди, очень много для меня значат. Это будут смотреть через много лет, потому что ценности и понятия – самое главное, что есть в жизни. Это то, что уже не вернуть, что ушло. Что бы ни случилось, мы все равно останемся вместе. В "Садовом кольце" люди абсолютно израненные и травмированные, это не те люди, которые сохранят что-то.

"Одесса" – это "привет" из прошлого, но который мы помним по нашим бабушками, хотелось бы, чтобы так сейчас люди чувствовали и жили. Особенно, в этой ситуации карантина. Сейчас есть шанс быть со своими семьями, родителями, с которыми всегда есть противоречия. Нужно не ругаться, а друг друга разглядеть, вникнуть и услышать друг друга. На это есть огромное количество времени.

Говорят, либо любовью силятся, либо, наоборот, станет понятно, что ее нет, и отношения развалятся.

– Да.

По вам сразу видно, что вы девочка из хорошей семьи. Вдруг в "Адаптации" вы получаете роль парикмахерши с совсем другим темпераментом. Это же не вы изнутри!

– Так это же кайф был! Вы не представляете, сколько ходила на пробы. Режиссер Федор Стуков в начале говорил: "Женя, это же вообще не твое, это совершенно другой человек, с другими вкусами, понятиями". Потом уже, когда мы снимали, настолько в это погрузилась, что это был мой мир. "Адаптацию" в этом смысле обожаю, потому что надо было выйти из зоны комфорта. У каждого артиста есть понимание, в какой роли как ему быть, а здесь я не понимала: как человек так разговаривает, любит такую музыку, у которого такие понятия о мужчинах, вот такие цели в жизни. Жалко, что нет третьего сезона. Он должен был запуститься, но потом все остановилось. Может быть, еще когда-то будет, но уже вряд ли. Это был интересный опыт.

Потрясающий опыт, совершенно другой, очень интересный.

Хотела спросить про вашу работу в сериале "The Romanoffs". Такой же вопрос, как я задавала Зое - в чем отличие съемок в голливудском сериале, от съемок у Тодоровского, от съемок в "Адаптации", от съемок в "Садовом кольце"?

– Как ни странно, до того, как попала на площадку, представляла, что тут все по-другому. Когда туда попала, поняла, что очень мало отличий. Идет процесс работы, все группы на подъеме, все репетируют, все собраны, все то же самое, все слушают режиссера. Вопрос в бюджетах, какое-то есть различие в организациях, потому что в Голливуде каждый человек себе позволяет иметь по пять ассистентов. Мне не нравится, что, например, у Зои на площадке, как только ты попросишь сделать человека что-то, чего он не должен делать, он абсолютно теряется. У нас на площадке человек, который за это не отвечает, пойдет и сделает еще тебе прическу, если надо, и загримирует. Если надо, парик сошьет художник по гриму – у нас не раз такое было. Зое за месяц сшили парик на вторую часть "The OA", потому что я сказала, что не дадим ей красить волосы. Это все было с десятью репетициями. Могут сказать, что здесь все более продумано, подготовлено. Но с другой стороны, неизвестно кто выигрывает: тот, кто умеет все быстро и владеет всеми приемами, которые возможны или, когда все размеренно, чинно и благородно, с пятью ассистентами. Мы сейчас на очень серьезном уровне. При том, что у нас не так давно, в отличие от них, происходит развитие и подъем кинематографа. Дай бог, ситуация с карантином это все не остановит, и мы выкарабкаемся. Хотя, конечно, будет тяжело.

Разница для меня была в том, что все говорят на английском. При том, что я хорошо знаю язык, все равно это волнительно, что такие звезды. Но для меня все равно волнительно каждый раз быть в кадре с Ирой Розановой, это такая большая артистка для меня.

В "The Romanoffs" шоураннер Мэттью Вайнер – человек, который снял "Mad Men".

"Mad Men" – культовый сериал для вашей семьи. Валерий Петрович не раз говорил, что вдохновленный этим сериалом сделал "Оттепель".

– Да, поэтому было волнительно.

Многие актеры из "Mad Men" играли, да?

– Да. Кристина Хендрикс – это Мэрилин Монро нашего времени. Как она разговаривает, какая она актриса, потрясающая в общении! Конечно, все держатся на дистанции. Не надо ждать, что все будут дружественные, свои в доску.

У них есть традиции "тарелки", которая разбивается в первый день, и "шапки", которая собирает съемочную группу после конца съемок?

– “Тарелки" точно нет.

Нет? Да что вы!

– Рома Васьянов, когда кому-то рассказал про тарелку, ему ответили: "Ты что, это же можно порезаться, и тогда на нас подадут в суд!", – мне очень нравится эта реакция.

Моя подруга продюсер, и однажды в первый день съемок осколок отлетел, попал ей в коленку и сильно порезал. Но как-то никто и не подумал в следующий раз без тарелки начать.

– Такой традиции нет. Есть обязательная читка. Ездила на читку, когда была вся команда серии, в которой я участвовала. Мэттью Вайнер был с колокольчиком, чтобы никто лишнего звука не произносил. Все послушно сидели, прочитали все, потом были репетиции. Не знаю, может, у них была в конце "шапка". Появляюсь только в одной сцене, чему и так очень рада, но это все равно очень маленькая роль. Может, у них и была "шапка", но имеется в виду, что вся группа идет в ресторан, отмечает.

В "The OA" тоже, наверное, не было. Зою бы пригласили на "шапку", если бы она была.

– В "The OA", кстати, была вечеринка, меня просто не было. Даже помню пригласительные присылали, моя мама с ней ездила, они были в Нью-Йорке Мы с Валерой в этот момент были в Москве. Можно даже найти видео, как там Зоя отплясывала со всеми.

Значит, "шапка" есть.

В паспорте у вас фамилия Брик или другая?

– В паспорте у меня фамилия Хиривская. Приняла окончательное решение, что возьму псевдоним, когда начала работать на радио "Маяк". У моего дедушки польские корни, поэтому если ты скажешь пан Хиривский в Польше и в Украине, никто никогда не переспросит. Здесь это очень сложная фамилия, особенно, когда буква "Х" присутствует с буквой "И" рядом, то людей тянет поменять ее на "Е". С детства у меня росло, что "Боже мой, почему никто не может произнести!". В зрелом возрасте поняла, что у меня есть столько фамилий в семье: Крейн, Брик, Хиривская, Тодоровский. Сразу поняла, что не буду брать Валерину фамилию. Когда поняла, что хочу поменять фамилию, то решила Брик, потому что сестра моя – Крейн. Не жалею, это очень здорово. Фамилия и имя что-то в себе несут. Когда взяла Брик, с того момента случился перелом в моем характере.

"Имя – это судьба".

– Да. А то, чтобы заниматься этим с паспортом – вы же знаете, чего стоит с документами заниматься. Очень люблю фамилию Хиривская – это во мне родственная мамина линия, поэтому не хочу ее никуда убирать.

Вы играли у Алены Званцовой в сериале "Дети".

– Да, очень жду, когда он выйдет.

Она рассказывала у меня в эфире, насколько это сложный проект, спорный. Можно уже рассказать, кого вы играете, что за проект?

– Думаю, можно. Пилот был показан на фестивале "Пилот" в сентябре. Мы с Зоей уехали, а я получила приз за лучшую женскую роль. В поезде об этом узнала, Валера мне пишет: "Вот, ты уехала".

Как обидно. Валерий Петрович за вас получал?

– За меня Ира Розанова получала, а "Золотого орла" Валера выходил получать. В этом что-то есть – не хожу за призами, но просто так совпало. Был показан пилот, я очень волновалась. Для меня эта работа очень важная, этаповая.

Чтобы было понятно, о ком идет речь, Алена Званцова – сценарист "Оттепели", режиссер и сценарист "Частицы вселенной". Сериал "Дети" – ее новая работа.

– Да, это ее новая работа. Очень сильные актерские работы у всех. Несколько семей, которые связаны между собой дружбой и общением. Мы просматриваем на протяжении восьми серий, как у каждого в своей семье происходит история, как это связано между всеми ними. Играю героиню, которая не может иметь ребенка и в какой-то момент принимает решение сделать ЭКО. Не буду рассказывать сюжет, но это именно очень человеческая мощная история в сценарии. Не знаю ни одного артиста, кто бы приходил на пробы и средне к этому относился. Все очень хотели получить там роль. Ты чувствуешь животным чутьем, что это тебя, как артиста, взрастит, особенно с Аленой на площадке. Она много не говорит, но подходит и говорит очень точные вещи, и ты чувствуешь, что ты из своей зоны комфорта выходишь. Она мне все время говорила: "Так, ты сейчас не Анечка из "Садового кольца". Это ты сейчас убираешь все, и вообще здесь другая женщина, другой уровень, другой даже голос. Без эмоций, которые тебе свойственны". Она столько всего со мной проработала, чтобы родился совершенно другой характер.

Вы сказали, несколько семей. Кто в вашей "семье"?

– Вика Исакова, Яна Сексте, Александр Робак.

Робак стал одним из первых актеров современности.

– Он потрясающий.

Стремительно пришел к тому уровню, которого он достоин.

– Он такого объема!

Будем ждать. Уже съемки всего сериала закончены?

– Да, он уже готов. Мы ждем.
ФИНАЛЬНЫЙ БЛИЦ

Как вам кажется, коронавирус в мире как надолго: на месяц, на полгода, на год, или не знаю?

– В этом-то и ужас, что никто не знает. Были эпидемии, они были серьезные, и их переживали, общий человеческий иммунитет это побеждал, но надо быть реалистом и рассчитывать на то, что это не будет через месяц или два. Всем надо настроиться на то, что это будет долго, поэтому сейчас надо настраивать свою психику и настроение на длинную дистанцию. Не будет такого, что в июле все откроется и все пойдут работать и по ресторанам. Каждое утро открываю "Медузу", смотрю американские новости, и у меня складывается картина. Понимаю, что надо настроиться на то, что это будет долго. Главное, чтобы это было с наименьшими потерями.

Что в мире никогда не будет прежним после коронавируса и пандемии?

– Сейчас ощущение, что очень многие вещи уже изменятся. Даже на уровне того, что ты приучился не трогать лицо руками и протирать ручки, которые открываешь. Человек так устроен, у нас есть способность стирать негативное, поэтому люди радостно бросятся во все с новым настроением, еще большим ощущением энергии, которая скопилась за это время. Главное, чтобы в сознании осталось, что так может быть и, чтобы уже с этим знанием новая жизнь началась.

Если возможно все, где бы вы хотели встретить завтрашний день?

– На этой кухне, куда я сейчас пойду, с Валерой, с Зоей и мамой.

Значит, у вас счастливая жизнь, если вы там, где и хотите быть.

– Еще бы Леру с ее семьей и бабушку.

Бабушке здоровья, всем здоровья большого.

– Спасибо!

Женечка, спасибо вам большое! Мне было невероятно интересно с вами разговаривать.

– Спасибо вам большое.

Буду рада, если после карантина будучи в Москве, придете на "Эхо Москвы" ко мне в эфир.

– Да.

Передайте от меня Валерию Петровичу приглашение принять участие в таком же интервью. Буду очень рада, если он согласится.

– Огромное вам спасибо! Всего вам самого доброго. На связи, до свидания!
Made on
Tilda