ИНТЕРВЬЮ НА УДАЛЕНКЕ. ВЫПУСК 16
Тина КАНДЕЛАКИ
Медиаменеджер. Блогер. Предприниматель.

Тина Канделаки – известный медиаменеджер, генеральный продюсер каналов "МАТЧ-ТВ", телеведущая, спикер, производитель бренда косметики, владелица ресторана, производитель сериалов.

Сегодня поговорим с ней о том, как эти бизнесы живут в тяжелую пору.

В прямом эфире я работаю уже 19-й день. Для меня это интересный опыт.

Я много лет беру интервью. Гораздо больше, чем некоторые сегодняшние зрители живут на свете. Начинала еще в ту эру, когда не было даже диктофонов. Приходила на интервью с блокнотом, но мне всегда казалось неудобным записывать, когда человек с тобой говорит. Хотелось говорить глаза в глаза. И я запоминала, а выходя, тут же садилась на скамейку в парке или на улице и записывала все, что мне человек сказал, близко к тексту. Ни один из моих собеседников ничто тогда не опроверг.

Сейчас бум интервью – все друг с другом разговаривают. В инстаграмме, в скайпе, в Zoom. Людям хочется проговаривать происходящее. Интервью – один из способов проговорить и заглянуть в себя.

Для начала блиц. Я зачитываю утверждения о тебе, взятые из Интернета, ты отвечаешь "да" или "нет".

С лучшей подругой Линдой ты дружишь с четырех лет?

– Да.

Ты изучала пластическую косметологию?

– Нет, факультет лечфак, а дальше специализация.
Ты начинала работать телеведущей под фамилией Дадиани?

– Нет.

Программу "Мамочки" ты вела с первым мужем Андреем Кондрахиным?

– Да.

Твой нынешний муж моложе тебя на 12 лет?

– Нет.

Ты была лицом Oriflame, и твой гонорар составлял 2 млн долларов?

– Да.

В 2009 году ты вела незаконную вечеринку на крейсере "Аврора"?

– Да.

Рэпер Big Baby Tape написал песню "Gucci Kandelaki 2016".

– Да.

В российском паспорте у тебя отсутствует отчество?

– Да.

В школу №64 тебя устроили по блату – родственница была завучем?

– Нет.

В детстве ты жила в полутора комнатной квартире?

– Да.

После девятого класса ушла в вечернюю школу?

– Нет.

Была председателем пионерской дружины?

– Да.

Брюс Уиллис звал тебя в Америку, но ты отказалась?

– Да.

В декларации о доходах твоего мужа за 2018 год написано, что ты заработала 168 млн рублей?

– Да.
БЛИЦ ПРО КОРОНАВИРУС

Знаешь ли ты лично людей, заболевших коронавирусом?

– Да.

Как тебе кажется, меры, принимаемые сейчас в России, излишни, недостаточны или в меру?

– Пока в меру.

Тебе страшно?

– Да.
БЛИЦ НЕ ПРО КОРОНАВИРУС

Первое, что ты сделала сегодня утром?

– Потренировалась.

Последняя книга, сериал или фильм, которые ты посмотрела или прочла?

– Смотрю сериал "Money Heist" – испанский сериал на Netflix, всем рекомендую.

Чего тебе не хватает прямо сейчас?

– Возможности путешествовать и передвигаться. Я не так много путешествую, но все равно знаю, что для людей серьезная проблема быть закрытыми у себя в домах. Все хотят в такую замечательную погоду выходить гулять и радоваться весне. Никто не может ей радоваться, поскольку нет возможности выйти на улицу.

С кем ты проводишь карантин?

– Фокусируюсь на двух точках дислокации – квартира, где живут дочь и мама, и загородный дом, где живем мы и мой сын. Сейчас здесь с мамой с дочкой.

Вы не боитесь перемещаться, несмотря на то, что мама у тебя пожилая?

– Мы по соседству живем.

Холдинг "МАТЧ" включает много спортивных каналов. Прямые трансляции соревнований – то, ради чего люди смотрят спортивное телевидение. Что происходит с "МАТЧЕМ" сейчас?

– Меня поразила радостная реакция коллег, которая еще раз доказывает, что на телевидении очень не хватает профессиональной критики. Есть профессиональные журналисты, которые пишут про телевидение всякий бред. Он становится новостью, которую всерьез начинают обсуждать. Речь идет об упавших рейтингах "МАТЧ-ТВ".

Очевидно, что они упали, потому что нет спорта. Отмена всех спортивных мероприятий мира не могла не отразиться на сетке телеканала ""МАТЧ-ТВ".

Спортивное телевидение, конечно, выживет, поскольку выживет сам спорт. Как только все восстановится, в первую очередь оживет и спорт. Это огромная индустрия, с ее восстановлением поднимется, и любое спортивное телевидение, включая наше. Мы не единственное спортивное телевидение в мире, сейчас страдают все спортивные телеканалы.

Что делаем мы – показываем эксклюзивные программы, посвященные спорту. У нас есть премьеры – прекрасное время для людей, которые хотят видеть не только трансляции – "Наши в Лиге Европы", "Чудеса Евро", "Футбольное столетие", "Легендарные герои". Когда мы к Евро готовились, сняли много эксклюзива, теперь появился свободный объем в сетке, и мы все это показываем.

Вариант с повторами рабочий для спортивных событий. Они пригодны для повторов? Их смотрят сейчас?

– Да, смотрят, конечно. "Наш футбол 2020", "Европейская классика", "Финалы года", "Лучший английский футбол", "Волейбольный сезон Лиги чемпионов" – это повторные победоносные трансляции. У нас огромный архив об истории спорта и золотых моментах. Там не только памятные победы большие, но и про незабываемые матчи практически всех крупнейших турниров по футболу, волейболу, баскетболу, хоккею, самые зрелищные боксерские поединки, бои смешанных единоборств. Есть отдельная рубрика "Репортажи", которую снимают наши лучшие авторы "МАТЧ ТВ": "Русские в Испании", "Будапештские игры", "Баскетбол в Поднебесной".

По твоим прогнозам, как долго "МАТЧ-ТВ" сможет жить в таком режиме только на программах вокруг спорта и на белорусском футболе?

– Очень долго. Некоторые телеканалы радуются, что у них увеличилась зрительская аудитория. Но они не рассказывают, что рекламные бюджеты у них сокращаются на глазах, поскольку рекламодатель снимает бюджеты.

У вас тоже спонсоры ушли?

– Всегда нашими основными спонсорами были букмекеры. Как только все восстановится, букмекеры обратно сядут на своего коня. Мы не особо зависим от очень многих рекламодателей, которые являются корневыми рекламодателями для федеральных каналов. Все так много и активно предрекают смерть телеканалу "МАТЧ ТВ", как будто никакой более серьезной проблемы нет.

Вынуждены ли вы проводить реструктуризацию – закрывать проекты, сокращать людей или вы пока еще можете себе позволить этого не делать?

– В отличие от больших телеканалов у нас никогда не было дорогостоящих программ. Напомню, что у нас 70% вещания – это трансляции, это права.

Самое дорогое, что только может быть…

–Да. А производство программ, про которые я говорила, это самое недорогое, мягко говоря, производство на отечественном телевидении. Те коллеги, которые разжигают, они за себя не переживают, что их гонорар уже должен был, по логике, реструктурироваться? Например, на Первом канале люди работают, у них бывает гонорар 1 млн рублей в месяц и больше – мы все это знаем.

Это ты знаешь, я не знаю...

– Да ладно! Все знают, что гонорары звезд начинаются от 10 тыс. долларов. Когда работала телеведущей, мой последний гонорар был 10 тыс. долларов за эфир, но после меня гонорары выросли в несколько раз. Гонорары всех моих заклятых друзей в 2-3 раза больше, это ни для кого не секрет.

Ты выступала на мастер-классе в Школе Первого канала, и я взяла твою цитату для своей книги "Как создать свой проект для ТВ и Digital". Твоя цитата: "Благодаря киберспорту мы привлекли молодежную аудиторию". Киберспорт сейчас помогает быть на плаву?

– Да. Мы активно включились в его освещение. Уже было показано кибердерби "Спартак" – ЦСКА с участием Соболева, Джикии, Кучаева, Чалова, комментировали Черданцев и Генич. Есть хоккей, баскетбол, теннис, велоспорт, автостимуляторы. На сегодняшний день это направление актуально как никогда. И только мы можем его показывать, освещать, давать этому роскошное комментирование наших специалистов.

Абсолютно уверена, что мы адаптируем ТВ эфир под сложившуюся ситуацию. Профессиональные спортсмены и киберспортсмены сотрудничают только с нами. Эксклюзивно, например, Андрея Аршавина, вы можете увидеть только в эфире телеканала "МАТЧ-ТВ". Говорю сейчас Аршавину: "Давай выйдем в прямой эфир в Instagram, сейчас хайп, так классно. Все сидят в прямых эфирах". Он говорит: "Нет, не могу, у меня контракт с "МАТЧ ТВ".

Видишь, как твой канал жестко контролирует звезд чтобы они никуда кроме "МАТЧА" не выходили.

– Не будем забывать, что у нас есть творческая компетенция визуализировать околоспортивные события, которых ни у кого нет, поскольку лучшие люди работают с нами. У нас есть эксклюзивные контракты со звездами, которые не могут сотрудничать с другими каналами. Все, что в этой сфере можно делать, можем делать только мы, чему я бесконечно рада.

Со спортивным ТВ разобрались. Другая твоя сфера активности - блогинг. Сейчас в блогинг пришли больше подписчиков, рекламных интеграций? Или конкуренция увеличилась за счет того, что блогингом занялись те, кто до карантина не особо в это вкладывался?

– Прямые эфиры с интервью очень хорошо показали и доказали. Вчера мы с Киркоровым разговаривали, он говорит: "Я эфир провел, но мне больше не хочется – не мое!". Когда блогеры ведут жанровые вещи, например, Соболев шутит, Ивлеева снимается в вайнах – это органично, поскольку это то, что сделало их популярными. Интервью – это не только жанр, но и профессия. Эти интервью и показывают, когда смотрят по два человека: звезды интервьюируют блогеров, блогеры – звезд, ты видишь, как это все смотрится. Когда у тебя в эфире профессиональный интервьюер и профессиональная звезда – это тоже другие цифры.

Ты в своей жизни провела и дала огромное количество интервью. Есть ли у тебя топ-5 правил, как брать и давать интервью?

– Всегда нужна подготовка. Если вы не готовы, не надо думать, что вы справитесь, кем бы вы ни были, поскольку вы всегда можете провалиться. "Фрост против Никсона" – очень хороший фильм для тех, кто хочет заниматься жанром интервью. Очень отрезвляет и закладывает в правила подготовки к любому интервью с обеих сторон.

Как интервьюер, я всегда доброжелательна и никогда не разговариваю с людьми с точки зрения того, что у меня есть о них некое представление. Это проблема Шихман: она хотела поговорить с Биланом в контексте того, что он гей, она все время про это говорила. Хотя я уверена, что это не самая правильная позиция в разговоре с Димой, талантливейшим артистом, который сумел привести Евровидение в нашу страну. Когда у интервьюера есть предубеждение, то он постоянно его делает основой интервью.

Интервью создано не для того, чтобы один человек долбил другого своим взглядом, а для того, чтобы интервьюер дал возможность тому, с кем он разговаривает, рассказать о себе и получить шанс быть искренним. Когда интервьюируемый чувствует себя спокойно, тогда он начинает говорить вещи, которые можно идентифицировать, как искренность. Не надо испытывать иллюзии, все публичные люди, которые хотя бы 3-5 лет занимались жанром интервью с той или с другой стороны, имеют все профессиональные ходы и маски и могут достаточно жестко держать определенную роль.

Итак, первое – готовиться!

Второе – посмотрите "Фрост против Никсона"!

Третье – любите своего героя!

Четвертое – умейте подставляться. Не надо все время пытаться разговаривать с гостем "я здесь умнее, выше, тоньше, талантливее, успешнее вас". У одного человека прочитала, что он на поле словесных баталий непобедим, – что же с самоиронией у людей делается?! Не представляю, чтобы кому-то сказала: "Вы знаете, на этом поле я – лучше всех".

Пятое – на поле интервьюеров я не лучше всех.

Не надо испытывать иллюзии, все публичные люди, которые хотя бы 3-5 лет занимались жанром интервью с той или с другой стороны, имеют все профессиональные ходы и маски и могут достаточно жестко держать определенную роль.
Фото из личного аккаунта Instagram
@tina_kandelaki

А Венедиктов считает, что в топ-5 интервьюеров страны ты входишь.

– Это он считает. Но я считаю, что и Венедиктов лучше меня, и Познер, и Дудь. Много кто может быть лучше меня. Интервьюер – это не машина, которая может каждое интервью делать одинаково хорошо: в одном интервью блеснул, в другом – обосрался. Это жизнь, ничего не может быть одинаково. Интервью – это штучный товар, не конвейер.

У тебя есть другие бизнесы. Ресторан, косметический салон, у которых тяжелейшая ситуация, косметическая линия, у которой лучше ситуация, и продакшн по производству сериалов, которые тоже, вероятно, застопорились. Какие перспективы?

– Что касается ресторана. Очень тяжелое время для рестораторов. Многие рестораны после кризиса закроются и, к сожалению, их владельцы разорятся. "Тинатин" повезло в том, что мой основной партнер является владельцем здания ресторана, поэтому мы не платим аренду – это нас спасло в кризис. Мы работаем только на минимальное сохранение команды – это заказы, как только кризис закончится, мы спокойно возобновим работу. У нас нет долгов по аренде, никаких обязательств, взятых на ресторан. Да – недозаработаем, но нет, не разоримся.

Что касается салона, который у меня есть. Салоны пострадали больше всего, несмотря на то, что разрешили работать всем, у кого есть медицинская лицензия, все равно врачи очень боятся. Все салоны, если у них есть медицинская лицензия, зарабатывают на инъекциях. Имеет ли смысл делать инъекции и серьезные процедуры для кожи в период пандемии, когда ситуация не самая располагающая? В салоне мы просили кредит на зарплаты. "Альфа-банк" дает кредит на 2 млн по ставке 16,5% на два года, "Сбербанк" одобрил 2 млн по ставке 16% на два года. Пока только ВТБ предварительно одобрил целевой кредит по ставке 0%. Хочу понять, работает это или не работает. Сверху есть посыл: беспроцентные кредиты, бизнес иди спасайся, но на полях – 16% на два года – ни один бизнес так не выдержит.

В отличие от наших конкурентов, у которых много магазинов по косметике, нам повезло, поскольку мы корнеры только начали открывать. Три корнера закрыли, да, недополученная выручка, но у нас очень хорошо идет онлайн: женщины оказались дома, и самое время заняться собой. По сравнению с прошлым годом мы идем даже с небольшим опережением. Надо понимать, как сложится рынок: дорогая косметика станет менее доступна российскому покупателю, поскольку дорогая западная косметика станет еще дороже в силу валютных разниц. В этот момент российская косметика имеет больше всего шансов стать еще более национально ориентированной. Проблема заключается в том, что российская косметическая промышленность убита, даже нет завода с прессами для производства тех же самых банок. Все банки мы заказываем во Франции, в Китае. Это проблема, поскольку невозможно создать производство полного цикла. Может, это период как раз переориентироваться не только нам, но и поставщикам.

По сериалам все хорошо. Мы с Давидом Кочаровым, моим партнером по "Carbon продакшн" и генеральным продюсером Ivi, хотели начинать все съемки в мае. Мы начали и остановили съемки в Мурманске, но некоторые коллеги продолжают съемки.

Да, есть компании, которые снимают.

– Да, те, у кого павильонные съемки, но это на свой страх и риск, а если кто-то заболеет?

Канал Россия-1 "Танцы" проводит в прямом эфире по воскресеньям.

– Если кто-то заболеет? Если кто-то окажется на ИВЛ или не переживет?

То есть, вы съемки остановили?

– Мы остановили. Мы в Мурманске могли продолжить съемки, но там лучший каст – от Цыганова до Ходченковой, народный артист Меньшов, Максим Лагашкин.

Пока на неопределенный срок?

– Нет, съемки сдвинулись на май-июнь.

Если всех нас выпустят...

– Пандемия развивается по четко математической формуле, которую проходят все страны. Мы от Америки отстаем на три недели, поэтому ближайшие три недели самые тяжелые. Уже в Китае все восстановилось. Наши поставщики из Китая звонят и говорят, пора заказывать тару – они все привезут. Надо быть реалистами и понимать, что это не бесконечно.

Ты сказала, что вы с Давидом Кочаровым в вашем общем продакшне сотрудничаете с ivi. Ты работаешь в холдинге "Газпром-медиа Развлекательное телевидение" в составе ГМП. В ГМП есть два своих больших онлайн-сервиса – Premier и Start. Почему у тебя свой бизнес по производству сериалов с их прямыми конкурентами?

– Сейчас очень многие платформы объединяются в холдинги с точки зрения ко-продашкна. У нас уже появились предложения о ферст луке, не могу пока говорить от кого. Мы будем только счастливы, если Premier нам предложит first look. Внутри компании нет такого сильно раздутого капекса, когда всех надо брать в штат, чтобы все производили сериалы. В холдинге НМГ "Газпром-медиа" работают по принципу не только внутреннего продакшна, но и сотрудничества с внешними. Как внешний продакшн, мы абсолютно спокойно можем в ко-продакшне делать со своими или не со своими. У меня был эксклюзив только на спортивное вещание, а по развлекательной деятельности у меня не было никогда эксклюзива. В холдинге все знают, меня никто не останавливал, и проблем нет.

Ты четко сепарируешь аудиторию. Для Instagram ты рассказываешь, как качаться, как готовить, как быть умной. В Telegram, где тебе было важно, чтобы Венедиктов ретвитнул анонс этого интервью и "Эхо Москвы" ретвитнуло. И пишешь там ты совсем о другом. Ты четко делишь: я - Канделаки в Telegram и на сайте "Эха Москвы одна, а в Instagram – другая?

– Нет, просто аудитории другие: в Instagram одна, в Telegram – другая, а на сайте "Эхо Москвы", уж ты-то прекрасно знаешь, вообще третья.

В анонсе этого интервью было несколько провокационных вопросов – для каких корыстных целей тебе нужна дружба с Венедиктовым и умные тексты на сайте "Эха". Так и зачем тебе публикации на сайте "Эхо Москвы"? Ты сама себе медиа. У тебя количество подписчиков огромное во всех социальных сетях.

– Все мы живем в эпоху Telegram: никто не хочет читать тексты больше двух абзацев, но есть темы, которые требуют развернутого пояснения, подробного, на хорошем русском языке понятно написанного. В XIX и XX веке в моде была публицистика на страницах журнала. Для меня сайт "Эхо Москвы", дорогая Лена, та же публицистика на страницах журнала. Комментарии под моими статьями – срез "лучших" людей страны, которые почему-то наперебой предлагают мне гореть в аду.

Ты еще читаешь комментарии на сайте "Эха"?!

– Конечно. Ведь очень полезно держать руку на пульсе больших интеллектуалов и христианской добродетели – как я такое могу пропустить?

Это не портит тебе нервы?

– Вообще нет. Что касается дружбы с Лешей. У нас не так много людей, которые определяют дух времени и имеют такую проницательность и наблюдательность, как мой товарищ Алексей Алексеевич Венедиктов. Да, он мне Леша, друг и товарищ. Когда он был моим товарищем, многие из тех, кто сегодня задаются этим вопросом, еще только планировали родиться на свет. Умные мужчины у меня всегда вызывали симпатию. Между красивыми и умными я выбираю вторых. Мы с Лешей дружим уже лет 20. На одном моем дне рождении в Париже были я, мой первый муж, дети совсем маленькие, свекровь и Алексей Венедиктов– чтобы был понятен уровень близости меня и Алексея Алексеевича. Желание дружить с Лешей для меня никакая не корыстная задача, а всего лишь многолетние отношения, которые связаны с тем, что мне, Лена, просто много лет.

Умные мужчины у меня всегда вызывали симпатию. Между красивыми и умными я выбираю вторых.

Ты приходила ко мне в программу на "Эхо" давать интервью как звезда СТС, там же тогда была Валерия Новодворская. Твоя аудитория, которая нас сейчас слушает, вряд ли знает, кто такая Валерия Ильинична Новодворская? Ты дружила с ней, и это было так странно со стороны – ты и она, два полюса. Ты тогда была воплощением гламура, она была воплощением презрения ко всему внешнему.

– Это неправда, абсолютно, Царство Небесное Лерочке. Лерочка всегда хотела выглядеть достойно. У нее была такая тягучая манера речи, она всегда говорила: "Посмотри на мои украшения, это красиво?". Она слегка подтролливала внешностью: "Вы все замечаете? Это видно? А это видно?". Она как маленький ребенок не переставала радоваться первым красивым абсолютно недорогим вещицам, которые стали появляться. У Леры была тяжелейшая жизнь. Через что она прошла, абсолютно сбило все ее здоровье и привело к тому, что она сильно прибавила, и всю жизнь боролась с весом. Она плавала, следила за весом и всегда старалась хорошо выглядеть даже в рамках того подорванного здоровья, которое у нее было.

А тебя не достало большую часть жизни сидеть на диетах?

– В современном мире перестало быть дорогим и эксклюзивным хорошо выглядеть. Правильные рецептуры и упражнения стали достоянием масс. Не нужно ждать аэробику по телевизору, достаточно прогуглить нужные упражнения и рецептуру. Выглядеть хорошо – значит быть в игре. Смотрела фильм про Владимира Владимировича (Путина - прим ЕА), где от Ксении Пономаревой до Игоря Шабдурасулова – люди, стоящие за спиной Лесина в момент выбора в президенты. Но сколько людей уже нет в живых. Какой тогда был яркий исторический момент, когда на глазах у всех абсолютно новая страна поднималась из руин. Потом на протяжении десяти лет правления Владимира Владимировича мы вышли на некую стабильность. Да, тяжело среднему бизнесу, не очень хорошо малому бизнесу, все равно госкапитализм, нет условий для стартапов – это все "да".

Интересно как это ты сейчас от диеты перешла к политической обстановке.

– Для меня это ответ на вопрос почему я хочу выглядеть хорошо. Сегодня ты понимаешь, даже несмотря на это, мы достаточно сильную страну вырастили: видим рядом стоящую Испанию: в каком состоянии она находится, а мы вроде держимся. С другой стороны, появились невероятные возможности, потому что после коронавируса мир не будет прежним. Если вы с кем-то конкурировали, и кто-то стоял перед вами, то сейчас этой спины нет.

Мне всегда хотелось хорошо выглядеть, поскольку всегда хотела быть в форме. Я не веду интервью на телевидении, но абсолютно уверена, что могу делать это лучше многих, и ток-шоу могу вести лучше многих. Чтобы такая ведущая, как я была на телевидении, должно слишком много усилий совпасть. Мне никто ничего не обещал и мне никто не должен, если я буду в эфире, то решу по-настоящему конкурировать, а не просто самолюбоваться в эфире, конкурировать я люблю. Поскольку хочу быть конкурентоспособной в любой момент своей жизни, любому вызову, который может появиться, поэтому я должна быть в форме. Ответ на вопрос почему мне доставляет удовольствие сидеть на диете, следить за собой, заниматься спортом очень прост – я хочу быть в форме.

Выглядеть хорошо – значит быть в игре.

Телепроекты, которые были очень популярны в 1990-е и в 2000-е возрождаются: "Последний герой", "Форт Боярд", "Слабое звено" вернулись. Не возникало ли у тебя как у продюсера мысли, чтобы возобновить "Самый умный"?

– Мне очень часто предлагают возобновить "Самый умный", эти разговоры проходят с регулярностью раз в три месяца. "Самый умный" – не просто развлекательная программа, это целое движение, которое должно быть напрямую замкнуто на Министерство образования РФ. Поскольку дети, выступающие лучше всех в программе "Самый умный", должны без экзаменов зачисляться в высшие учебные заведения, как и олимпиадники.

Как у Вяземского в "Умницах и умниках" с поступлением в МГИМО?

– Абсолютно верно. Но наш формат был гораздо более игровым и делал образование популярным. Было модно среди разных слоев населения что-то учить и на спор доказывать, что ты можешь эту тему выучить, сразиться в игре и выйти победителем. Этот формат больше, чем игра – это большая программа, которая позволит из самых отдаленных регионов страны привозить детей. Сегодня это будет очень дорого. Стоимость такой программы не миллион рублей, потому что надо вести кастинги по всей стране по-настоящему, надо вести детей со всей страны по-настоящему, и давать возможность детям из самых отдаленных регионов участвовать в этой игре. Если победили – давать им бонусы. Все это вытекает в то, что в детской программе ограничен ряд спонсоров – банк не будет спонсором программы, если ему это кто-то не поручит. У нас такого социально-ориентированного бизнеса не так много, то и запросов на софинансирование не так много. Такая программа у нас может быть только под государственным надзором, иначе все это будет выглядеть дешево, убого, и в итоге будет играть всем Садовым кольцом.

Пока государство не обратит взор, отдельный запуск в том формате, в котором было раньше, без государственный помощи ты не видишь?

Надо понимать, что сегодня покупка формата стоит денег. Адаптация формата стоит денег, а надо заново переадаптировать, потому что изменились вопросы. Это не звезды, которых вы увозите одним рейсом на "Форт Боярд", а дети со всей страны, где нужны кастинги, психологи, сопровождающие, если родители не могут.

Надо, чтобы государство повернулось к этой теме.

– Не надо это делать для меня, давайте вообще начнем обращать внимание на образование. Я делала интервью с министром высшего образования – замечательный парень, прекрасно поговорили, но он и сам хорошо понимает, что образование непопулярно в нашей стране. Никто не верит в то, что, получив классное образование, вы можете получить классную работу. Никто не верит в то, что если вы хорошо образованы, то можете создать свой стартап. Если вы создадите свой стартап, то вы найдете под него денег. Про это программа Елизаветы Осетинской "Русские норм!" – почему самые талантливые русские, кто придумывает самые крутые стартапы, уезжают на Запад. После кризиса вряд ли это будет самая главная проблема, которую нужно будет первоочередным способом решать, но точно не последняя проблема, на которую государству стоит обратить внимание, почему умные ребята хотят уезжать.

Фото из личного аккаунта Instagram
@tina_kandelaki
Никто не верит в то, что, получив классное образование, вы можете получить классную работу. Никто не верит в то, что если вы хорошо образованы, то можете создать свой стартап.

Так совпало, сегодня день рождения у моего папы. Ипервый раз я не могу его поздравить из-за карантина. В прошлом году он отметил 81-й год в боевой форме и через три недели сильно заболел. Он живой, относительно здоровый, сердце подлечили, но у него деменция. Что в чем-то равносильно для меня потере отца. Твой папа умер. Ты потеряла горячо любимого отца. Ты – кавказская девочка, которую папа воспитывал. Потеря папы для тебя – это что в переосмыслении себя?

– Самое простое – ты начинаешь понимать ответственность, чувствовать, что ты глава семьи. Ты больше не тот, перед которым есть спина, а тот, в чью спину смотрят остальные.

Тебя называют "железной леди"?

– Это уже клише. Такую программы мы вели с Марго Симоньян. Да, называют

Тебе хочется говорить, что ты не железная?

– Я реалист и счастлива теми возможностями и жизнью, которые у меня есть.

Когда ты последний раз плакала?

– Даже на похоронах папы не плакала и всем сказала не плакать. Плакать – это непозволительная роскошь.

Когда ты последний раз кричала?

– На работе, всякое бывает, но стараюсь не срываться. Своим сотрудникам и партнерам говорю: "Кричишь от бессилия. Если хочешь показать силу, говоришь четко поставленным тихим голосом". Есть знаменитая байка про Абрамовича, что он говорит практически полушепотом, и к нему все прислушиваются. Если вы кричите, то кричите только от бессилия.

Как говорится - "Хочешь насмешить Бога, расскажи ему о своих планах". В журнале Tatler были твои новогодние обещания на 2020 год. Сейчас я их прочту и мы узнаем, как вмешался реальный 2020 год в твои планы.

– Даже интересно.

"Больше внимания уделять близким".

– Совпало.

"Последовательно развивать все мои проекты: "МАТЧ-ТВ", Ansaligy, "Коперник", "Тинатин".

– В целом, все нормально развивается.

"Посадить всех друзей в самолет и вывести в Тбилиси на мой день рождения".

– Было, в 2019 году.

Но не известно, получится ли в 2020-м. "Организовать интересное путешествие для близких". Опять, не факт, что это скоро получится?

– До декабря еще есть время, я оптимист.

"Реализовать все сценарии, которые мы разрабатываем для IVI".

– Шикарно идем! девелопмент на 5+, только что совещались. Мы ни один сериал не перенесли на 2021 год, пока мы идем в заявленной линейке.

"Продавать патчи и маски в пяти новых странах".

– Грузия, Украина с нами, в Америке тоже продаюсь. Закончим кризис, будем разговаривать с Белоруссией и с Грецией. До конца года должны выйти.

"Выпустить третью книгу "PRO эмоциональный интеллект"

– Книжные магазины закрылись, но сегодня я утвердила у издательства "Литрес" электронную версию моей книги про тело, только что утвердили обложку. Там немного сдвинутся сроки. Сейчас будут переадаптировать все книжные издания под электронные.

А чем тебя книга Дэниела Гоулмана "Эмоциональный интеллект" не устраивает? Почему надо писать свою?

– Про тело есть прекрасное количество книг не только у меня. Начиная от американских звезд, заканчивая Джейн Фондой и красоткой Кэмерон Диас. У всех есть тело, одно другому не мешает. Не забывай, что известные люди, которые работают над этим проектом, всегда могут адаптировать самое интересное и дать некую компиляцию. Например, все – от моего сына до спортивного тренера читают Курпатова. Но есть огромное количество имен – от Гоулмана до Карнеги.

"Научиться играть в теннис".

– Не знаю пока, с этим проблемы.

"Наконец-то доехать до MBA"

– Нет, точно не доеду. Хотя я все приглядываюсь к институту "Сбербанка" и никак понять не могу, надо мне туда или нет. Все время выбирала между институтом "Сбербанка" и… как называется… не "Иннополис", а в Москве…

Сколково.

"Сколково", да. Надо с мозгами собраться и понять, где интересней учат ."Сколково" мне Варданян рекомендует, а я Рубену верю.

"Укреплять все мои команды, которые вместе со мной создают мой мир".

– Укрепляю, как могу.

Ты не увольняешь сейчас людей?

– Пока нет. В той же косметике у нас мобильный небольшой коллектив. Благодаря тому, что мы перепрофилировались, все при деле: все ищут новых поставщиков, новые цены по новым ингредиентам. Когда мы сделали партию защитных масок, с самого начала сказала, что мы в отличие от всех пытаемся сохранить бизнесы. Те дурачки, критикующие тех, кто пытается сохранить бизнес, плевали на людей, которых через месяц будут пачками увольнять. Если малый и средний бизнес не спасут, а спасти всех не удастся, то они все начнут увольнять людей. Сидящие дома бюджетники получают зарплату каждый месяц, а сидящие дома самозанятые или работающие в малом и среднем бизнесе – эти люди первыми оказались в зоне риска. Я стараюсь сохранить, потому что, если я кого-то начну увольнять, сообщение "Меня уволила Тина Канделаки" ты увидишь в первую очередь.

Ты сказала о том, что вы произвели партию масок. Не могу не вспомнить, что твоя "заклятая подруга" Ксения Собчак первая поймала на том, что у тебя на сайте продавался набор из пяти масок за 980 рублей.

– Она нас не поймала. Меня все время поражает, как люди видят одну часть, и не видят другую. У нее контракт с нашими конкурентами Mixit. Она – контрактное лицо, амбассадор этой марки. Я им желаю выдержать этот удар, они большое количество магазинов будут закрывать, у них тяжелая ситуация. Я за то, чтобы выжили все и была здоровая конкуренция. У них санитайзеры были по одной цене, а на утро появились по другой. Точно так же, как и мы, они пытались переориентировать свое производство и его спасти, но я не буду это замечать и бомбить, прыгать на костях конкурентов, которым и так тяжело.

Мы решили сделать пять тысяч масок: тысячу штук себе, тысячу штук в фонд "Старость в радость" и три тысячи продать своим клиентам. У нас есть онлайн-бизнес, где своя база клиентов. Я могу зайти в amoCRM и в режиме прямого эфира увидеть все чеки, которые появляются в течение дня. Например, только что поступил заказ из Татарстана на 18480 рублей. До этого был заказ на 12280 рублей, до этого – на 5760 рублей, до этого – на 4750 рублей. Каждый день получаю отчет по среднему чеку за день, вчера он составлял 2561 рубль.

Но если к нему добавить еще 980 рублей?

– Человек, который находится на моей онлайн-платформе, смог себе позволить эту покупку, за что ему большое спасибо. С каждой покупки еще один санитайзер мы отправили в "Старость в радость". Мы очень хорошо понимаем, что находимся под пристальным вниманием. Если мы что-то делаем, то хеджируем все риски. Наша социальная ответственность многим и не снилась, потому что их соучредитель – я. Ловить нас и кошмарить, имея на контракте звезд, не надо – мы это тоже умеем делать. Но мы благороднее и желаем всем сохранить свой бизнес в условиях кризиса, а не топтаться на костях своих конкурентов. Конкуренция должна быть здоровой, а не проплаченной.

Перед тобой извинялся Рамзан Кадыров вместе с Емельяненко?

– Такого никогда не было. Передо мной извинялся Саша Емельяненко.

Но Кадыров обещал прислать тебе букет на 8 марта.

– Он всегда присылает прекрасные цветы. Воспитание Кадырова на фоне многих звонящих мне по вопросу Хабиба Нурмагомедова – пример, к которому многим надо стремиться, как воспитан Рамзан Ахматович.

Деликатный вопрос есть. Я не стала бы его задавать, это слишком личное дело. Но ты была в эфире у Корчевникова и у Регины Тодоренко. И они задавали тебе вопрос: "Не хотите ли вы с мужем завести еще одного ребенка?". И ты говорила, что "все в руках божьих".

– Ты так хотя бы не говори "завести ребенка", это не собаки, не кошки.

"Все в руках божьих". Ты противница того, чтобы привлекать новые медицинские технологии?

– Нет. Сегодня благодаря возможностям - экстракорпорального оплодотворения, суррогатному материнству - десятки тысяч женщин на нашей планете получили возможность радости материнства. Они были ею обделены, и появилась эта возможность – это большое счастье. Но я к таким услугам не прибегала, и пока нет таких планов. Верю, что я достаточно здоровая женщина, если моя судьба иметь еще детей, они у меня будут – все в руках божьих.

Твоя любимая сказка в детстве?

– Помню сказку про поросенка Петра Людмилы Петрушевской, которую читала детям. У меня в детстве были грузинские сказки про дэвов, я это очень любила. У мамы была книжка с японскими сказками. Ненавидела сказку "Снежная королева", она меня бесила невероятно!

Почему?!

-Такая взрослая сильная женщина ведет себя как идиотка. Еще я боялась мультфильма "Черная курица", всегда переключала его.

Ох, я тоже на "Черной курице" всегда рыдала.

Когда тебе последний раз было страшно?

– Летать не люблю, мне всегда в самолете страшно и неприятно. Мы с Харламовым обсуждали в Instagram, какой кайф, что сейчас никуда не надо летать.

Какое ощущение у страха: вкус, цвет, запах, тактильность?

– Страх – когда влага под коленями и мокнут ладошки, когда ты чувствуешь сердцебиение. Очень хорошо знаю, что такое страх, я отнюдь не бесстрашная. Есть многие вещи, которые боюсь, я не железная. Я сильная, волевая, с характером, но боюсь многих вещей. Очень боюсь, чтобы моя мама не заболела, и все одинаково боятся, что одним утром позвонит родитель и скажет: "Я заболел". Это очень страшно, от этого просыпаешься ночью, от этого влажнеют ладони.

Очень хорошо знаю, что такое страх, я отнюдь не бесстрашная. Есть многие вещи, которые боюсь, я не железная.
ФИНАЛЬНЫЙ БЛИЦ

Как тебе кажется, коронавирус как надолго: на месяц, на полгода, на год, не знаю?

– На год.

Что после коронавируса в мире никогда уже не будет прежним?

– Лишние деньги.

Если возможно все, как бы ты хотела начать завтрашний день?

– Ничего не хочу менять. Со спорта.

Каждый раз, разговаривая с тобой, открываю в тебе все новые грани. Спасибо тебе, дорогая, большое!
Made on
Tilda