ИНТЕРВЬЮ НА УДАЛЕНКЕ. ВЫПУСК 26
Екатерина МЦИТУРИДЗЕ
телеведущая, продюсер
Здравствуй, Катюша!

– Привет, дорогая!

Рада тебя видеть. Спасибо, что согласилась поучаствовать в этом проекте.

– Взаимно, тоже очень рада тебя видеть. Уже соскучилась по живому общению, честно говоря.
БЛИЦ ПРО КОРОНАВИРУС
Знаешь ли ты людей, заболевших коронавирусом?

– Нет, не знаю.

Как тебе кажется, меры, принимаемые в Москве, излишни, недостаточны, или ровно в меру?

– Доверяю людям, которые принимают меры, они действуют из лучших побуждений.

Тебе страшно?

– Нет, мне не страшно.
БЛИЦ НЕ ПРО КОРОНАВИРУС

Первое, что ты сделала сегодня утром?

– Во-первых, утро у меня началось очень странно, поскольку легла спать в пять утра. Заранее готовила тему для выпуска "Доброго утра". Грядет юбилей Аль Пачино – большое событие в мире и вообще международного кино. Писала по его фильмам довольно сложный текст, выбирала фрагменты, копалась, в итоге закончила в 5 утра. В следующий раз проснулась в 11 и категорически не выспалась. Поэтому первое, что сделала, наложила маску на лицо. Сейчас смотрю на себя и вижу, что не очень сильно помогло. Сон – самое лучшее и против вирусов, и против любых моментов, которые нуждаются в иммунитете. Для иммунитета самое важное – это сон.

Последний сериал или фильм, который ты посмотрела?

– Последнее время не смотрю сериалы, они мне надоели. В прошлом году смотрела очень много, а в этом году не посмотрела ни один сознательно. Когда ты ешь определенную пищу, она тебе приедается, ты даже можешь ее любить. Они немного сейчас исчерпались, хотя они супер мега талантливые, но все равно.

Тогда назови последний фильм, который ты посмотрела?

– У меня была моя личная ретроспектива Джина Хэкмена, которая плавно переросла в ретроспективу оператора Вилмоша Жигмонда. Он снимал Хэкмена в фильме "Пугало" – это одна из вершин киноискусства. В фильме "Пугало" играет также Аль Пачино, это всего его вторая-третья роль в кино, фильм получил "Золотую пальму". Не видела и не знала про "Пальму", посмотрела с полным удовольствием. Потом стала смотреть по операторам и нашла невероятно крутые фильмы Жигмонда и больших других режиссеров, посмотрела много всего. Последнее, что меня потрясло до глубины души – "Охотник на оленей". Когда-то его видела в детстве в советское время, когда видеоприставки появились, все смотрели его.

Я что-то пропустила.

– "Эммануэль" все смотрели, про каратэ тоже.

"Девять с половиной недель" смотрели.

– Да, и вот "Охотник на оленей" с Де Ниро – это совершенно гениальное кино. Тогда смотрела и, в основном, это все заканчивалось тем, что мы с кем-то целовались у одноклассницы, у которой было видео. Все время кто-то с кем-то целовался. Но этот фильм – абсолютный шедевр, более того, оказалось, что половина главных героев – русские, там история русской общины. Де Ниро, Мерил Стрип, половина мировых звезд.

Они все русские?

– В русской общине. Там все начинается с большой свадьбы.

Записываю в план того, что посмотреть.

Чего тебе не хватает прямо сейчас?

– Прямо сейчас, весь месяц и больше, не хватает общения с друзьями, с теми, кого люблю. Я очень тактильная, для меня это вообще драма. Очень люблю людей обнимать, целовать. Очень люблю объятия. Для меня отсутствие обнимашек – это самый неприятный момент.

Несмотря на то, что мы давно знакомы, когда готовлюсь к интервью, ищу в Интернете разные факты. Зачитаю тебе некоторое количество фактов про тебя, а ты их подтвердишь или опровергнешь.

– Те самые спутанные факты.

Тебя назвали в честь Катрин Денев.

– Это правда, поскольку моя мама увлекалась кино, и ее нездоровая любовь к кино и, в частности, к фильму Бунюэля "Дневная красавица" вылилась в то, что она пыталась назвать меня Севериной. Дело было на юге, в Тбилиси, и папа сказал, что, пожалуй, Катрин будет компромиссом.

Ты, вероятно, общалась с Катрин Денев на фестивалях. Говорила ли ты когда-нибудь ей?

– Несколько раз делала с ней интервью, но во время интервью не говорила об этом. Мы были с ней вдвоем амбассадоры бренда часиков Jaejer-LeCoultre. Встретились с ней в Женеве несколько лет назад, где было свободное светское общение. Мы сидели с ней за одним столиком, и уже за разговором рассказала, ей было приятно. Ей было больше приятно, что я знала все ее роли, поскольку сегодня мало, кто знает. Она решила, что мне меньше лет, чем есть. Была поражена, что знаю фильмы Бунюэля с ее участием: "Тристану", "Дневную красавицу".

Твой любимый фильм в детстве был "Сто дней после детства" Соловьева.

– Наверное, сказала в тот момент, когда отвечала. Один из любимых был. Мне просто нравилась Динара Асанова, честно говоря.

У тебя были сложные отношения с отцом в детстве.

– Их было очень мало.

Когда ты училась в школе, несколько твоих одноклассников умерли от передозировки наркотиков.

– И одноклассников, и одношкольников. Это был такой бич в тот момент в Грузии. Надеюсь, что больше такого нет, но это было ужасно.

Твоя специальность – медиевистика.

– Специалист по Средними векам, историк.

Ты делала диплом по итальянским миссионерам XVII века.

– Да, Доминиканская миссия. Есть разные ордена: Бенедиктинцы, много разных очень. В том числе Доминиканцы был одним из могущественных орденов. Одного из них – Джованни Джулиани да Лука – выбрала в качестве объекта исследования.

В юности ты вышла замуж на следующий день после знакомства.

– Да, было такое.

Неужели?! Прямо на следующий день?

– Да. У нас была даже справка для ЗАГСа, что я беременна, а мы даже не целовались в тот момент.

Вот этого про тебя точно не знала!

Твоя подруга встречалась, по одной версии, с "высокопоставленным сотрудником ОРТ", по другой, – с "известным режиссером". Именно он помог тебе получить маленькую должность на телеканале.

– Правда, но не с режиссером, это был Саша Файфман. Она дружила с Сашей Файфманом, она попросила за меня. Уже тогда я была знакома с Владом Листьевым. Пришла к нему на интервью, и он сказал, что скоро открывается канал, это был уже 1994 год. Влад уже меня прочил в "Доброе утро", но Саша помог устроиться. Надо сказать, что Саша привел меня в "Доброе утро".

Твою кошку зовут Нефертити.

– Звали, да. Только это был кот. Мы сначала думали, что это девочка, потом оказался мальчик.

Ты ненавидишь гороховых суп.

– Уже нет такого. В детстве не любила, сейчас люблю практически все.

Твой гонорар за выступления начинается от 250 тыс. рублей

– Если сейчас мой директор и любимый товарищ Табриз Шахиди смотрит, то он меня убьет, если скажу. Так что молчу и не говорю ничего. За финансовую часть отвечает Табриз Шахиди.

Ты проходила актерский класс в Лос-Анджелесе в академии Стеллы Адлер.

– Да, но это не сильно долгое обучение было. Три месяца, с июня по сентябрь, провела в "Стелле Адлер" в Лос-Анджелесе. Училась у потрясающего педагога, который был соратником самой Стеллы. Он преподает многим из голливудских актеров, он их вводит в роль. Например, он работает с Бредом Питом на всех ролях.

Джордж Клуни предлагал тебе вести в Америке программу, похожую на ту, которую ты вела – "Премьера со зрителем". Но ты отказалась, сказав: "Может, у вас круче, но у нас здесь родина".

– Это немного пафосно переданные слова. На самом деле Джордж знал, что закрылась программа, которую я придумала и вела. Мы в тот момент встречались достаточно часто среди общих друзей, на фестивалях, в том числе. Это был 2007 год, он мне сказал, чтобы поддержать морально: "Зря ты горюешь, все всегда к лучшему. Когда закроется одна дверь, откроется другая", – он очень вовремя это сказал. Я люблю жить в Москве, и мне важен язык. Не люблю пафосное слово "патриотизм", но для меня языковая среда очень важна. Сказала ему "нет", и через год меня пригласили в российский павильон в Каннах, через год пригласили в жюри Каннского фестиваля. Пошла уже другая работа, маркетинговая и пиарная, действительно открылась другая дверь.

Ты ходила по красной дорожке в компании Джорджа Клуни, Мэтта Деймона, Брэда Питта, после чего у тебя испортились отношения с твоим молодым человеком.

– Такие молодые люди, которые ревнуют к профессии девушку, кем бы она ни была, это неизбежность. Да, это было на "Одиннадцать друзей Оушена". Ходила с ними на дорожку, поскольку дружила с Джорджем. Мы все вместе ходили, это было дико весело, никакого намека на флирт не было. Было смешное пацанское общение, но мой молодой человек этого не перенес. Он был потом на ужине, но его это очень напрягало, он чувствовал себя неуверенно.

Не выдержал внутренней конкуренции с этими мужчинами.

– Важно, чтобы мужчина был внутренне уверен. Человек, который мне нравится, мне близок, – скала. На такого ты можешь положиться. Когда ты с ним общаешься, то успокаиваешься. Женщина – существо чувствительное, зависящее от настроения. Мужчина должен быть уверенным, уравновешенным. Он не был уравновешенным парнем, его еще шатало. Мы с ним в достаточно хороших отношениях даже сейчас, но мы были не парой.

Сколько нового я о тебе узнала, спасибо!

ЖИЗНЬ НА КАРАНТИНЕ

Как твоя жизнь изменилась на карантине? Что осталось прежним, а что поменялось?

– Моя личная жизнь гармонизировалась, но не стало светского общения. В этом смысле, с одной стороны, скучаю по каблукам и платьям, но такой был переизбыток в декабре: по три-четыре мероприятия в день было. Надо было зайти к друзьям, к близким, к подруге, которая что-то организовала, к кому-то еще. Кроме того, что работали все адски, у меня было еще много изменений в работе. Была еще насыщенная светская жизнь, много благотворительных проектов. В тот момент немножко себя потеряла. Помню, что декабрь и январь для меня были гораздо более кошмарными, чем это. То, что сейчас – это период умиротворения и нахождения себя. Многие из нас встретились с собой. Мы встречались друг с другом, обнимались, обменивались эмоциями, чем угодно, но не чувствовали себя внутри. Чтобы с собой общаться, нужно побыть у себя дома. Абсолютно кайфую, находясь дома какое-то время.

Но ты ездишь в "Останкино".

– Да, езжу, я и сейчас в "Останкино", у нас через час эфир начнется. Никуда больше не хожу, кроме "Останкино".
КИНО В ЭПОХУ ПЕРЕМЕН

Насколько для мирового кинематографа происходящее губительно?

– Это отдельная большая тема. Для телевидения тоже. Будет большой передел рынка. В первую очередь в Америке и оттуда волнами везде. Хотя наш кино- и телебизнес устроены по-другому, нежели американский, но то, что сейчас происходит "под шумок" – это убийство кинотеатральной дистрибуции. Это делается под эгидой "давайте не оставим зрителя без новых фильмов", и слава богу. Важно, чтобы зрители получали новые фильмы и новые эмоции.

Сейчас под вопросом вернутся ли кинотеатры в строй. Многие кинотеатры в Америке, как AMC, большие другие сети, просто обанкротились и больше не вернутся. Это всегда была мечта Netflix, поскольку вся война последних трех лет Каннского кинофестиваля со студией Netflix, сейчас об этом мало, кто говорит, заключалась в том, что Тьери Фримо не апробировал на фестиваль фильмы, если они не выходят в кинотеатральный прокат. Netflix категорически был против, они говорили: "Мы снимаем фильм, он полноценный. Берите его". Тьери отказывал, Венеция – нет. Венеция всегда соглашалась и брала все их прекрасные фильмы. Сейчас они мстят и фестивальному движению в целом, и европейским фестивалям.

Много читаю американской прессы, всяких важных сайтов, как deadline.com, где пишут про то, что происходит сейчас. Сделка Netflix, которая будет заключена – миллиард, это огромная сумма. У киношных таких возможностей нет, у них нет свободных денег. Вчера была конференция, где женщины-бизнесмены Голливуда, инвесторы собирались, именно женщинами-боссами, обсуждали возможность привлечения средств. Уже идет серьезный процесс вовлечения Уолл-Стрит и прочее.

Фестивали тоже могут переформатировать. Сейчас речь идет о том, что Каннского фестиваля не будет в этом году. Венеция и Канны, может, вместе выступят.

Ты противница того, чтобы кинопремьеры выходили на сервисах?

– Нет, ни в коем случае не противница ничего. Прогресс невозможно остановить, а технический, тем более. Если что-то должно быть, оно будет. В данный момент, есть стриминговый картельных сговор, вижу это на основании анализа данных.

Ты имеешь в виду западных или российских?

– Американских. У нас нет этого бизнеса как бинеса, поэтому нет смысла говорить о чем-то. У нас в принципе нет бизнеса в кино. Мне очень жаль, что кинотеатральная дистрибуция выдавливается, к фестивалям это имеет прямое отношение. Каннский, Венецианский фестивали поддерживают авторское кино. Не то авторское убогое, которое, бывает, покажут на одном убогом фестивале, а выдающиеся большие проекты, которые зрительски интересны, иногда зарабатывают большие деньги.

Ты тоже думаешь, что зритель может потом привыкнуть к получению онлайн-сервиса и не вернется в кинотеатр?

– Для этого сейчас создаются все условия, и это не очень хорошо. Человек, который смотрит кино с группой людей в темном зале – это своеобразная магия, гипноз, создающий ощущение общности. Если после фильма ты задумываешься, это всегда объединяет. Кино, залы - объединяют. Что касается домашнего просмотра, ты не получишь того удовольствия, которое ты получаешь в темном большом зале. Очень люблю большие залы как "Октябрь". Сейчас идет речь о том, что Торонто уже объявили, что пройдут онлайн. Это говорит о том, что они дали зеленый свет.

Не часть кинорынка, а полностью весь фестиваль онлайн?

– Про рынки можно говорить, что практически все уйдут в онлайн. Возможно, в этом есть большой плюс.

Как раз прочитала, что французский рынок Marché du Film теперь онлайн.

– "Марше" – это главная часть Каннского кинофестиваля. Без рынка нет фестиваля. Капитализация "Марше" составляет один миллиард евро. Она состоит из того, что продается. В "Роскино" к декабрю была оплачена большая часть участия на Каннском фестивале. Сейчас не знаю, как Женя Маркова (Евгения Маркова сменила Екатерину на посту генерального директора "Роскино- прим ЕА) будет делать, будет ли получать деньги от них обратно. Очень интересно, вернут ли они деньги людям, оплатившим площади, рекламу, которая теперь не нужна. Никому не нужна наружная реклама, никому не нужны пилоны.

Человек, который смотрит кино с группой людей в темном зале – это своеобразная магия, гипноз, создающий ощущение общности.

Ты много занималась кинорынками. Как ты думаешь, качество именно кинорынка онлайн ухудшится, или все-таки это веяние времени?

– Не ухудшится, это будет новый формат. Ничто никогда не заменит человеческого общения тет-а-тет. Вижу, как общаются девочки, которые продают на наших стендах русское кино. Отдельное искусство обаять человека, показать ему что-то – это 50% успеха.

Ни в каком Zoom это не заменишь.

– Конечно, они могут так разговаривать по Skype или по Zoom, но будет очень сильный уход в сторону онлайн-продаж, здесь это новые возможности. Что касается фестиваля – нет. Фестиваль – это защита качественного кино. Старожилы рассказывают, что был Миланский рынок, мы его не застали, Торонто убил его. Торонто пересел на эти даты, потом сдвинулся на даты Венецианского фестиваля. Сейчас получается, что половина Венецианского фестиваля уже уезжает в Торонто. Они сознательно сдвинулись на даты. Американцы "отжимают" часть европейского рынка.

Как будет выглядеть фестиваль онлайн?

– Понятия не имею. Разговаривала с Тьери, они пока сами не очень понимают этот формат. Любая онлайн-премьера фестиваля – это катастрофа, а фестиваль – это общение, праздник. Zoom – это не праздник, а средство общения в безвыходном положении.

Сколько лет ты ездишь на крупнейшие фестивали?

– В Канны с 2011 года, из них с 2008 мы открыли русский павильон, то есть он проходил 12 лет.

Каждый год ты ездишь в Канны, Венецию, на другие фестивали, ты знаешь уже там все. Не наступила ли рутинность?

– Нет, всегда разные фильмы, разные люди приезжают, мы сформировали достаточно большую программу. Некая усталость, да, ведь все равно одна и та же траектория. Мне всегда хотелось больше заниматься своим, а это свое не успевало параллельно. Рада, что оставив "Роскино" в надежных руках, могу заниматься чем-то своим, хотелось что-то интересное снять.
ПЕРЕМЕНЫ

Ты сама несколько раз упомянула, что в декабре перестала быть главой "Роскино". Хотела бы спросить, что случилось? Как я поняла, поменялся совет директоров, который не выдвинул твою кандидатуру, или как?

– Отвечу словами Владимира Владимировича Путина про подводную лодку. Помните, как он сказал?

"Она утонула".

– Случилось то, что случилось. Сегодня очень рада, что это все так. Искренне тогда пожелала и сейчас желаю большого успеха Жене Марковой, к которой отношусь с большой симпатией. Все остальное, честно, не хочу комментировать.

Для тебя это было ударом?

– Это было больно.

Ты сказала, что декабрь и январь были трудными – это потому, что ты потеряла ту работу, которой занималась много лет?

– Дело не в работе, было еще связано и с личными делами, были и человеческие потери тоже. Но во всем вижу всегда плюс. С детства у меня есть встроенный механизм оборачивать боль в новые возможности. Для меня это абсолютно прошлый этап.

Во что ты эту боль конвертировала?

– Пока в себя, в свое внутреннее спокойствие, понимание того, что конкретно хочу снимать.

Ты хочешь дальше работать как продюсер, снимать кино?

– Да, всегда работала параллельно, но никогда не хватало времени на то, что хочу. Когда ты подключаешься к другим – это немного другое. Сейчас хорошее время что-то придумывать и выносить. Когда люди работают на потоке и гонят коммерческое что-то, всегда качество теряется. Сейчас есть время спокойно подумать, почитать, посмотреть.

Если у кого-то есть интересные идеи, сценарии ты, как продюсер, готова их рассматривать?

– Нет, не готова рассматривать сценарии, сама придумываю сейчас, не хочу чужие. Когда пойму что-то, то буду заказывать истории. Слишком много прочитала присланных сценариев, сейчас точно не хочу.

Не присылайте Кате сценарии, она их читать не будет.
ЧИСТО ЖЕНСКИЕ ВОПРОСИКИ

Буду называть фразу, а ты будешь ее дополнять.

"Мои самые высокие туфли на шпильке (сколько) сантиметров".

– Есть одни туфли, ходила в них один раз, они торжественно живут у меня в гардеробной – от Miu Miu, 15 см, но это убийство. Они очень красивые, полустриптизного вида, но подходили к определенному платью. Ходила только на мероприятии "Miu Miu" в этих туфлях и в том платье, потом платье идет, а туфли живут своей жизнью.

"На Каннский кинофестиваль я беру с собой…( сколько) нарядов"

– Обычно беру несколько чемоданов: в одних обувь, в других – платья и так далее. Мне очень многие компании на месте предоставляют, поэтому не все с собой тащу.

"У меня в гардеробной вечерних платьев..." – а дальше выбрать сколько: больше 10, больше 30 или у меня мало своих, в основном, предоставляют компании?

– На все большие мероприятия мы надеваем новые платья, так принято. Когда ты появляешься в светской хронике, нужно носить новые платья. По крайней мере, в старой реальности было так, посмотрим, что будет в новой. Всегда прекрасны ЦУМ, ГУМ, они наши друзья, всегда выручали. Люблю носить наряды Яны Расковаловой. Дома не так много, не люблю захламленные гардеробы. Есть вещи, которые по 10-15 лет живут. Сегодня пришла в пальто, и в "Останкино" мне сказали, какое оно классное, я его не надевала уже год. Это пальто Gucci, и ему 18 лет, какое было, такое и осталось.

"Те вещи, которые выходят из моего гардероба, я…" – что ты с ними дальше делаешь?

– Передариваю очень много вещей, которые один или два раза надеты. Вещи, которые более ношеные, отправляю в приюты при храмах. Некоторые отдаю в секонд-хенд, продаю и деньги пускаю на благотворительность, поддерживаем очень многих. Сейчас у нас была история, во времена домашнего режима ко мне через Facebook достучался человек, который писал письмо Расселу Кроу. На Рассела Кроу они не вышли, а вышли на меня. Человек оставался без дома, его выселяли в Липецкой области, тогда я собрала наших друзей. Оскар Кучера очень помог, поддержала его группа людей. Мы сделали группу в Facebook, собрали деньги, часть ипотеки его выплатили. Написала письмо губернатору Игорю Артамонову в Instagram. Пользуясь случаем, хочу поблагодарить его. Конечно, как мы умеем: когда надо было, мы попросили, губернатор помог, но "спасибо" ему никто не написал. Игорь, благодарю вас от всей инициативной группы, от юриста Матвея Леванта, который бесплатно нам помог. Сейчас у человека практически закрытая ипотека, там очень маленькая сумма осталась. Мы нашли ему работу, это очень пожилой человек, беженец из Донбасса, он перенес инфаркт. Они с женой сбегали из Донбасса, а до этого он работал на крайнем Севере, у него должно быть 10 пенсий. Это все мы могли сделать, соединившись. Мы сели и занимались конкретно этим вопросом. Со мной связался и губернатор, и его люди, социальная защита региона – это так круто, что благодаря пустым социальным сетям, которые про шмотки и мейкап, вдруг может родиться что-то человеческое. Просто радость от того, что ты кому-то помог.

Замечательная история.

Когда ты появляешься в светской хронике, нужно носить новые платья. По крайней мере, в старой реальности было так, посмотрим, что будет в новой.
НАЧАЛО КАРЬЕРЫ И НЕ ТОЛЬКО

О начале твоего пути, о том, как ты двигалась к своей цели.

– У меня не было никогда цели никакой. У меня переменчивое настроение, я очень спонтанный человек.

В одном из интервью ты сказала, что мечтала работать с Листьевым.

– Да, была идея фикс – работать с Листьевым. Обожала его и Костю Эрнста. Когда говорила, что хочу работать в Москве, мой молодой человек был готов убить меня, лишь бы не Москва. По иронии судьбы, поехала в Москву на интервью, когда делала программу "Беседы о Грузии" – единственная программа на русском языке, выходившая на грузинском телевидении. Приехала на интервью к Сергею Соловьеву, но когда летела, рядом со мной в самолете был друг Влада Листьева. У меня не было больше никаких шансов с ним познакомиться, даже не знала, где находится "Останкино". Он мне дал его телефон рабочий. Когда позвонила, ответила Альбина, и мы договорились на определенное время. Естественно, я опоздала на час, это был первый человек, который ничего не сказал. Когда я опоздала на час к Парфенову на интервью, мне сказали, что думали обо мне, – это было жестко, но правильно. Влад сказал: "Да ладно", – он был весь в доброте и такой человечности. Когда я пришла к нему, то потом не ушла. Взяла у него интервью, мы договорились, что он поможет мне, если буду переезжать в Москву. Все рушилось, везде стреляли, был 1994 год. Когда переехала в Москву после Тбилиси, здесь было блаженство, рай. Все, кто жил в Москве, считали, что это катастрофа.

На нашем медийном пространстве есть три знаменитые девушки с грузинскими фамилиями: ты, Софико Шеварднадзе и Тина Канделаки.

– Если телевизионные, да, а так – больше.

Софико чуть позже приехала, Тина примерно в то же время, что и ты, переезжала. Ваши пути в Тбилиси пересекались?

– С Тиной работали на Втором канале грузинского телевидения. Я работала и на Первом и на Втором, Тина была ведущая, диктор, читала межпрограммки. Она чуть младше меня, ей было лет 15. Она была невероятная красавица.

В 15 лет уже была ведущей?

– В 15-16, но она очень маленькая была. Мне было лет 18, мы уже так бодро работали. Но она была абсолютно неотразима, работала диктором, не было до этого дикторов. Куча народа были в нее влюблены. Друзья моего бойфренда из "Мхедриони", тогда все крутые парни были там, к ней относились очень тепло. Но мы не дружили, не общались, больше в Москве познакомились.

А Софико?

– С Софой мы познакомились на дне рождении у Миранды Мирианашвили. Софа произнесла вдруг тост про меня и такие слова нашла невероятно теплые, потрясающие. Обычно женщины женщинам, особенно в одной профессии, такого не говорят. Очень ее люблю, Софа талантливейший человек. Помню, когда она вела пленарку с президентом на ПЭФе, я так волновалась, как будто мама ее. Была очень рада, что она большая молодец, действительно, очень круто сделала.

Вообще в телевизионном мире среди женщин ведущих конкуренция сильная? Честная или, как говорят в балете, толченое стекло в пуанты подсовывают?

– Каждый сам формирует ситуацию вокруг себя. Сейчас я вся на китайской философии, читаю с Брониславом Виногродским Лао-Цзы, это для меня близко. Ты формируешь то видение, которое в тебе есть. Ты формируешь ту жизнь, которую ты видишь. Нет никакой общей жизни, общепринятых историй. В пуантах стекло может быть, а может и не быть. Если говорить про "Доброе утро", то мы дружим. Причем все невероятные красотки: Юля Зимина, Оля Ушакова, Марина Ким, Катя Стриженова, Диля Файзиева, Света Зейналова, может, кого-то забыла. Сейчас все по декретам, у нас постоянно все беременные.

Да, Настя Трегубова четвертого будет рожать.

– Настя четвертого, Ушакова четвертого. У нас все очень самодостаточные, очень разные.

Горжусь, что часть из них – мои телевизионные крестницы. Свету Зейналову я привела на ТВ, Дилю привела на наш канал, и Трегубову Настю, и Тимура.

– Очень их люблю, надеюсь, это взаимно. Когда прихожу, столько тепла получаю от них, и неважно, чей эфир. И мальчики – Тимур Соловьев, Паша Занозин, Рома Будников, Сережа Бабаев, у нас все хорошие.

Ты в своей жизни сталкивалась с нечестной конкуренцией?

– Да, в самом начале, когда пришла, был один ведущий. Но он больше не ведущий и вообще не знаю, где он сейчас. Он кокетничал, пытался отношения завести, не вышло. Потом пытался меня выжить отсюда. Андрей Малахов и Кира Клейменов были моими рыцарями, которые пошли к руководству и меня отстояли. Была целая интрига, а Кирилл и Малахов защитили меня, мои любимые братики телевизионные.

Когда читала про тебя в Интернете, первое, что сразу выпадает – фамилия Харви Вайнштейна про то, что ты сказала о домогательствах с его стороны.

– Мы говорили с тобой как-то об этом в эфире у тебя.

Да, мы говорили в эфире на "Эхе", не буду трогать эту тему. Кроме Вайнштейна бывали ли другие случаи домогательств?

– Слава богу, нет. Таких людей, как он, к счастью, не так много. Он один из самых отвязных, беспринципных, жестоких и самых аморальных людей. Надеюсь, никому никогда такие люди в жизни не попадутся.

Хоть ты сказала, что ты "пересмотрела сериалы" и не смотришь их сейчас, смотрела ли ты "The Morning Show" ("Утреннее шоу")?

– Да, посмотрела, поскольку мне Андрей Малахов вынес весь мозг.

Ты столько лет проработала в утренней программе, какое у тебя ощущение от сериала?

– Хочу сказать тебе и Андрею Малахову, что ничего общего американское телевидение не имеет с тем, что они сняли.

То есть, настоящее американское телевидение не такое, как в этом сериале?

– Стажировалась немного на CNN, поэтому знаю: то, что происходит в эфире, совершенно невозможно. Но снято круто, смотрится очень весело, хотя в конце было скучновато, стало повторяться все.

У меня было такое провисание, но последняя серия вштырила.

– Этот сериал посмотрела с удовольствием. Но не нам с нашими сериалами критиковать "The Morning Show", это все равно высочайший уровень. Риз Уизерспун и Дженнифер Энистон – потрясающие девушки, которых обожаю. Ничего с нашим телевидением это тоже не имеет, если снять кулуары "Доброго утра" здесь – это будет совершенно другая история, чем "The Morning Show" в Америке.

Сейчас на карантине многие стали снимать в формате Screenlife, а не только пионер этого движения Тимур Бекмамбетов. Постоянно видеосервисы и большие телеканалы анонсируют премьеру за премьерой, которая снимается в этих маленьких окошечках. По твоему, у этого формата есть большое будущее, именно как у художественного высказывания, или мы вынужденно этим объедимся, что не сможем долго смотреть?

– Думаю, что есть. Это совершенно другой формат, и мне очень нравится. Очень люблю смотреть вертикально, этому меня приучил Instagram. С большим удовольствием смотрю проекты и Тимура, и другие проекты. Миша Зыгарь делал очень хороший проект "1968", два года назад представлял в Каннах в российском павильоне, очень прикольно и смотрится хорошо. Зависит все от содержания: от умения смонтировать и подачи мысли. Формат ради формата уже неинтересно, но если это интересная тема, то будет хорошо.

Пока ждала тебя в эфире, пользуясь временем, рассказывала о новых проектах Школы Первого канала онлайн и сказала, что делаем уникальный курс Мастерской интервью онлайн.

– По-моему, я даже была у вас в Школе Первого канала.

Да, в Мастерской утреннего вещания. Выступала с мастер-классом, за что тебе большое спасибо.

– Мне до сих пор некоторые твои ученицы пишут из Америки, откуда-то еще.

Ты в своей жизни взяла огромное количество интервью, в том числе, у суперзвезд. Какие есть основные принципы?

– Скажу один принцип, который полностью противоречит главному принципу Леонида Парфенова. Он учил, что не надо любить того, с кем ты делаешь интервью, а надо быть жестким, выкачивать из него потаенное. У меня полная противоположность, я влюбляюсь в тех, с кем делаю интервью. Если я не люблю человека, лучше интервью делать не буду, не хочется из него вытаскивать. Все большие звезды, с которыми делала интервью – это всегда в удовольствие. Есть профессия репортер, но я не репортер, а интервьюер. Мне очень интересно раскрыть в человеке самое лучшее, хочу узнать про его любовь. C Гильермо дель Торо мы разговорились до такой степени, что я уже немножко влюбилась и видела его не горой, а видела его красивую душу. Если бы не прервали интервью, неизвестно, чем бы кончилось.

Если я не люблю человека, лучше интервью делать не буду, не хочется из него вытаскивать. Все большие звезды, с которыми делала интервью – это всегда в удовольствие.

Когда ты разговариваешь со звездами, которые дали в своей жизни бесконечное количество интервью, у них уже все ответы отработаны, все вопросы заданы. Как быть интересным для звезды интервьюером?

– Для начала надо надеть что-то сногсшибательное и всегда очень красивой идти на интервью. Даже если в Каннах или в Венеции 40 градусов жары, если падаю с ног, если не спала ночь, если не успела позавтракать, то буду при полном параде и в каблуках. Очень важно хорошо выглядеть, ты несешь не только себя, свой канал, но и свою страну, поэтому надо выглядеть достойно. Всегда по одежке встречают. Всегда подхожу с большим юмором, на этой теме мы подружились и делали хорошие интервью с Брэдом и Клуни. Хоть они и хулиганы, и не отвечают нормально ни на один вопрос, но всегда это очень весело. С Анджелиной (Джоли - прим ЕА) тоже, хотя все считают, что она чопорная дива. У нас было несколько интервью, на одном из которых мы все время хохотали. Было также очень глубокое и серьезное, все зависит от темы.

Было очень крутое интервью с Мадонной. Фильм "Мы. Верим в любовь" был не самый успешный, все критиковали ее, и она понимала, что фильм провалился. Она одна из тех женщин, которых я уважаю - добившаяся всего сама, не потерявшая своей человечности, красоты, души. Она мне добавила бесконечное количество минут на интервью. Началось все с десяти минут, дальше была группа CNN, она добавила мне еще 10 минут, потом еще. Через полчаса группа CNN уехала в знак протеста. Зашла ее агент, сказала, что все уехали, на что Мадонна ответила: "Ничего, потом в Лос-Анджелесе им дам интервью. Они все равно будут задавать дурацкие вопросы". Мы обменялись с ней телефонами, она сказала: "Я открываю в Москве фитнес-клуб имени меня – Hard Candy. Вы в какой ходите?". Ответила, что хожу в другой клуб, но перейду в ваш. Сдержала свое слово, и с тех пор хожу в тот клуб.

Очень важно хорошо выглядеть, ты несешь не только себя, свой канал, но и свою страну, поэтому надо выглядеть достойно.
ФИНАЛЬНЫЙ БЛИЦ

Как тебе кажется, коронавирус как надолго: на месяц, на полгода, на год или не знаю?

– Было бы странно, если бы назвала конкретные даты. Даты не знает никто: ни политики, ни врачи. Мне бы хотелось, чтобы все причастные к этой ситуации осознавали, что могут быть абсолютно не просчитываемые последствия. Учитывая это и хрупкость человеческого мира, судьбы, человеческого состояния, принимали бы все решения об ограничениях, и о допущениях. Люди в страхе не могут долго находиться, им нужна надежда.

Что после коронавируса в мире никогда не будет прежним?

– Все будет прежним, мир не меняется. Очень люблю Ветхий Завет. Все, что говорил царь Соломон и другие мудрецы, никуда не теряется. Царь Соломон сказал: "И это тоже пройдет". Пройдет все, но хорошо, чтобы мы запомнили себя такими, какие мы сейчас: более человечными, более нежными, открытыми друг к другу. Когда мы обнимались, было больше неискренности или показушности, чем сейчас. Сейчас все действительно очень соскучились, нам стоит сохранить теплоту и быть чуть-чуть потише. Очень важно говорить тише и слушать друг друга.

Если возможно все, где бы ты хотела встретить завтрашний день?

– Не где, а с кем. Мне бы очень хотелось, чтобы все мои близкие люди, которых люблю, по которым очень скучаю, оказались в одном месте оказались и неважно где. Если там будет море, можно было бы поплавать, было бы вдвойне удачно.

Очень важно хорошо выглядеть, ты несешь не только себя, свой канал, но и свою страну, поэтому надо выглядеть достойно.

Спасибо тебе большое, Катя за это интервью! Всего тебе хорошего.

– Спасибо огромное, ты крутая!
Made on
Tilda