ИНТЕРВЬЮ НА УДАЛЕНКЕ. ВЫПУСК 1
Екатерина ШЕРГОВА,
журналист, директор фонда «Подари жизнь»

В китайском языке слово "кризис" пишется двумя иероглифами. – это не только "опасность", но и "возможность". И в усложняющих жизнь условиях удаленки я решила делать "Интервью на удаленке!".
У нас замечательный первый гость – Екатерина Шергова.
Сегодня мы:
-поговорим о том, как пандемия сказалась на благотворительности;
-поймем, что делать, чтобы помочь тем, кому труднее, чем нам;
-выведем 5 правил для начинающего благотворителя и…
-узнаем, кто он, новый член семьи Екатерины, появившийся уже в пору самоизоляции!
БЛИЦ ПРО КОРОНАВИРУС
Лично ты знаешь людей, заболевших коронавирусом?
– Да, знаю. Мой бывший коллега Виктор Набутов, с кем я работала на радио Сити-FM, он лежит в Коммунарке уже пятый день, но он ведет репортажи оттуда по несколько раз в день. Набутовские гены (Виктор - сын известного ведущего и комментатора Кирилла Набутова) и в Коммунарке не дают лежать спокойно.

Считаешь ли ты, что здесь в России мы преступно халатны в отношении коронавируса либо излишне паникуем?
– Я считаю, что мы слишком легкомысленны к нему относимся. При этом, я могу сказать, что мои коллеги, когда в фонде я приняла решение 10 дней назад, что мы переходим на удаленную работу, согласились, но явно подозревали во мне зверька, который был описан в пьесе, а потом в фильме «День радио», хорька-паникера.Кто-то мне даже об этом и говорил, что я излишне паникую, но я страшно переживала, что, это нужно было сделать еще раньше. Мы с коллегами отмечали 8-е марта, 6-го числа собирались на работе, и я тогда воспользовалась возможностью, что мы все на работе и я сказала, что, возможно, нам в скором времени придется изменить порядок.

Тебе страшно?
– Да, конечно, я же нормальный человек.
БЛИЦ НЕ ПРО КОРОНАВИРУС

Что ты первое делаешь утром, когда открываешь глаза? Сегодня конкретно?
– Сегодня утром я прислушивалась – это действительно птицы за окном поют в 7 утра или нет. Это были птицы, да.

Последний сериал, который ты посмотрела?
– Я вчера закончила смотреть «Гранчестер». Я смотрела когда-то, когда вышел первый сезон и вдруг обнаружила сейчас, что есть еще сезоны. Вчера я начала другой сериал смотреть, но еще не закончила – «Доказанная невиновность».

Чего тебе не хватает прямо сейчас?
– На самом деле я поняла, насколько мне чудовищно не хватает общения с людьми офлайн.

Твоя семья разбросана по миру: твоя сестра Леля живет в Америке, твоя папа тоже в Америке – какие новости оттуда?

– Они давно находятся на изоляции и на самоизоляции. Сестра с мужем и так работали из дома в основном, но сейчас они работают и с детьми. Довольно у них сложная история с образованием детей. На прошлой неделе был еще какой-то онлайн, а на этой неделе их департамент образования сказал: «не надо учиться вашим детям».

То есть американские дети сейчас вообще не учатся?

– Я бы не стала так обобщать, потому что там в каждом штате свои законы и свои правила. Возможно в Массачусетсе, где они живут, департамент образования не стал запариваться. Но, например, моя сестра написала, что ее сын даже втянулся и сам долго сидел и занимался. Старшая племянница моя, ей 12 лет, как моей дочери, она сама выбрала курсы онлайн, у нее было право выбрать, что ей интересно, она их взяла и тоже с удовольствием села заниматься. То есть вопрос выбора, очевидно, им помог. У них есть подверженные случаи, к сожалению.


БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОСТЬ В РАЗГАР ПАНДЕМИИ

Давай сейчас поговорим про благотворительность и про фонд "Подари жизнь". Расскажи, пожалуйста, что происходит в эти дни, когда люди на самоизоляции, что происходит с благотворительностью вообще. Падают доходы?
– Да, конечно. Благотворительность ничем не отличается от бизнеса. И, более того, я, к сожалению, уверена, что многим фондам будет тяжело в ближайшее время,пережить эту историю с кризисом не все смогут. Жалко, конечно, когда закрывается нами любимое кафе, ресторан или магазин, когда бизнес не справляется, но люди, которые там работают, могут перейти в другой бизнес. Что касается благотворительного фонда, то, когда фонд не справится, то сотрудники, возможно, и смогут найти себе работу, а вот тем, кому они помогали, им никто не поможет. В большинстве своем фонды образованы потому, что они видят те самые тонкие слабые места, которые не закрываются государством. И их подопечные больше всего пострадают – это меня больше всего пугает на сегодняшний день.

Можешь ли ты привести конкретные примеры из вашего фонда? Вы рассчитывали собрать какие-то суммы конкретным подопечным и не добираете именно сейчас?
– Я вижу по динамике, что мы стали проседать, но я сейчас не готова называть абсолютные цифры. В процентах пока это выглядит примерно так, как бывает во время майских праздников, когда все уехали, или во время новогодних каникул. Но к майским праздникам и новогодним каникулам фонд готов, а к подобной длинной истории фонд, конечно, не был готов. Для нас это серьезный вызов и нам очень важно, чтобы люди сейчас нас услышали! И поняли, что мы без них не справимся, что мы будем искать какие-то другие способы донести до них. И, может быть, новый жанр инстаграм-интервью тоже позволит рассказывать о том, что мы делаем и почему мы не можем остановиться. Мы не можем уйти на каникулы, потому что дети, которым помогает фонд «Подари жизнь», не могут ждать. Я сегодня разбираю и вижу заявки на огромные суммы, и я понимаю, что для них это вопрос жизни и смерти и для них это не фигура речи.



Мы не можем уйти на каникулы, потому что дети, которым помогает фонд «Подари жизнь», не могут ждать. Я сегодня разбираю и вижу заявки на огромные суммы, и я понимаю, что для них это вопрос жизни и смерти и для них это не фигура речи.



Правильно ли я понимаю, что кроме падения сбора денег, у вас нарушились договоренности о каком-то лечении, операциях для ваших пациентов, в первую очередь, за рубежом?

– Ключевая на данный момент проблема связана с тем, что нет трансплантации от неподственных доноров. Доноров костного мозга находит всемирный Фонд Стефана Морша, один из самых больших в мире. Сейчас нет неподственных пересадок. Просто их остановили, потому что, например, в Германии нельзя больше двух собирать после вчерашнего распоряжения Ангелы Меркель. Они остановили эти пересадки. На сегодняшний день наши подопечные могут получить пересадку от родителей или от брата с сестрой, но с некоторыми диагнозами, например, дети с первичным иммунодефицитом, всегда получают неродственную пересадку. Поэтому врачам сейчас придется найти поддерживающую терапию в ожидании, пока эта пандемия закончится, и неродственная трансплантация восстановится.

– Другая проблема, которая сама не решится, связана с донорством крови. Мы с вами самоизолировались и засели дома, а ежедневная потребность в крови в клиниках остается. Дети не могут жить без переливания крови – это просто жизненная необходимость, а доноры не идут, потому что сидят на самоизоляции. Я собираюсь на этой неделе поехать и тоже сдавать кровь.

Очень важный вопрос. Скажи тем, кто самоизолировался, и только что мы говорили, что ты считаешь, что это правильно. Что же делать в случае, если больным детям нужна кровь?

– Я сяду на свою машину и поеду. Когда мы в фонде принимали решение об удаленке, мы же офис не закрыли, у нас люди там есть, но в офис я разрешила приходить только тем, у кого есть личный автомобиль. Категорически запрещено нашим сотрудникам ездить общественным транспортом. У всех сотрудников свои семьи, свои родители, находящиеся в группе риска. Я со своей мамой сейчас общаюсь только онлайн и не хожу к ней.

Насколько сегодня безопасно ехать сдавать кровь? С одной стороны, такая потребности в крови, с другой, кто-то все равно волнуется, что в очереди на сдачу крови может оказаться человек, контактировавший с больным?

– Я буду говорить об отделении переливания в центре Димы Рогачева, куда я езжу сдавать кровь. Я разговаривала с заведующим отделением переливания, и он сказал, что у них приняты все меры по дезинфекции всех доноров на входе, всем измеряется температура; бахилы, маски, стерилизаторы – все это есть и выдается донору. Донор – это очень ответственный человек. Если я утром встану и почувствую, что у меня что-то не так со здоровьем, я не поеду. В принципе, эта пандемия должна нас с вами научить элементарным вещам: что не надо приходить на работу, если вы плохо себя чувствуете.

В нашем с тобой детстве в советское время считалось, что надо преодолевать себя, если это нужно "для дела", выходить на работу даже с температурой.

– Значит, это было неправильно. Я всегда ругалась, если кто-то из сотрудников приходил на работу и плохо себя чувствовал. Для нас переход на удаленку был не очень сложным, потому что мы и так умеем работать удаленно. Мы начинали с маленького офиса.

Кажется ли тебе, что сейчас страдают все фонды, но фонды, которые помогают пожилым людям, особенно?

– Все страдают по-своему. Я буду жаловаться на отсутствие денег, доноров крови и на то, что волонтеры не могут приходить к детям в больницу – это запрещено. Фонды, которые помогают пожилым, или фонды, которые помогают учреждениям по типу ПНИ (психоневрологических интернатов), сталкиваются со своими проблемами. Они с таким трудом добились, чтобы туда пускали волонтеров, сейчас ПНИ тоже находятся в закрытом режиме. И к старикам в дома престарелых тоже никто не может прийти – туда не пускают. Но если наших волонтеров мы сейчас пытаемся переориентировать, чтобы они онлайн с детьми проводили время, и они могут сделать, потому что дети практически родились с гаджетом в руках, то теперь представьте стариков, которые так и не научились этими гаджетами пользоваться. И им просто поговорить не с кем.

Ты говоришь про ПНИ, и я с ужасом недавно подумала, что происходит, если в изоляцию с коронавирусом попадает человек пожилой с деменцией. И я даже не представляю, если этих людей куда-то увозят в специальные больницы, кто с ними там работает. Им объяснить, что происходит, невозможно.

– Я сегодня утром, когда прочитала текст Сергея Собянина, где он рекомендует людям старше 65 никуда не выходить, задумалась о тех одиноких стариках, что с ними? Они сейчас по телевизору услышали, что им никуда не надо ходить, они остались дома и они себя плохо почувствовали. Кто к ним придет?

Кто им элементарно купит еду? Дешевые продукты в магазине шаговой доступности как раз под вопросом.

– Тут очень многое зависит от нас с вами. Все видели эти объявления, которые люди вешают в подъезде, что если вы пожилой человек, обратитесь, мой номер телефона такой-то. Специальную листовку на эту тему сделал сайт "Добро Mail.ru"". В той ситуации, в которой мы оказались, нам надо остаться людьми. И если кто-то себе мускул под названием "эмпатия", недостаточно натренировал, нам сейчас надо этим заняться.

Скажи сейчас конкретно, что каждый человек может сделать, чтобы помочь благотворительным фондам в этот момент?

– Я буду говорить про фонд «Подари жизнь». Нам удалось за эти годы добиться неплохих результатов, которые позволяют вам помогать нашим подопечным. И для этого никуда ходить не надо уже давно, а сейчас это тем более актуально. Любой может скачать себе приложение фонда «Подари жизнь», оно есть для любых телефонов. Там есть информация про донорство, все донорские новости. Можно подписаться на пожертвования, причем идеальные на сегодняшний день регулярные пожертвования. Это можно сделать это как на сайте, так и в приложении – у многих этого не было, а у нас не так давно появилось, с помощью apple pay.

-Значит, лучше всего оформить ежемесячные пожертвования, которые спасут фонды и в майские праздники, и в Новые год, и в такие внезапные кризисы, когда людям просто некогда подумать, что неплохо и деньги на благотворительность отправить.




Суммируем: очень хорошо поехать сдать кровь, потому что сейчас большая нехватка крови, поехать лучше на своей машине, чтобы не подвергать риску себя и других, в центре Димы Рогачева все безопасно и можно не боясь поехать и кровь сдать. Второе – лучше оформить ежемесячное пожертвование для того, что не забывать, не пропускать даже минимальную сумму, но регулярную.



Я читала как раз твою статью, где ты говорила про "уберизацию добра" – Uber как максимальное удобство для современного человека. Что еще может войти в понятия «уберизации добра» и уберизации благотворительности, наиболее удобной и комфортной для всех сторон?

– Мы сейчас все с вами сидим дома и пользуемся активно интернетом: заказываем еду, товары первой необходимости и так далее. Если вы зайдете на сайт фонда «Подари жизнь», внизу есть раздел «Акции». Там есть товары, которые вы наверняка хотели бы себе купить, которые продаются с отчислением в фонд «Подари жизнь». Например, наша любимая посуда Rondell. Или у меня с ребенком сейчас повысилось потребление мороженого, у нас с «Чистой линией» есть проект с января этого года, опять же, вы покупаете мороженое, а они часть прибыли отдают в фонд «Подари жизнь».


ПЯТЬ ОШИБОК "НАЧИНАЮЩЕГО БЛАГОТВОРИТЕЛЯ"

Когда я перевожу вам деньги, обычно это происходит таким образом, что я смотрю либо вашу рассылку, либо сама захожу на сайт, я вижу этих детей и вольно или невольно выбирают историю ребенка и отправляю какую-то сумму. Скажи, это правильно или неправильно? Или лучше переводить деньги в фонд, а вы сами решаете, кому в этот момент нужнее?

– Когда мы обращаемся с рассылкой, это тот самый случай, когда мы знаем, на кого они нужнее. Те дети, которые есть у нас на сайте в данный момент – да, им тоже нужна помощь. На самом деле ты все делаешь правильно, спасибо огромное. Я считаю, что как удобно, так и лучше делать: удобно читать рассылку и отправлять деньги по итогам – окей, удобно зайти на сайт – тоже. Допустим, устал человек от этих историй, такое тоже бывает – подписался на пожертвования. Это выбор каждого.

Когда-то я сделала, кажется, все возможные ошибки начинающего благотворителя: в 90-е я подавала нищим с детьми в метро, и только потом узнала, почему этого делать нельзя; в нулевые отправляла подарки в детские дома – тоже теперь знаю, что этого делать нельзя. Можешь ли ты рассказать, что нельзя делать, если вы хотите помочь?

– Первое. Нельзя нажимать кнопочку «share», не проверив, откуда пришла информация. Очень распространенные сборы в Инстаграме. У нас довольно много профессиональных благотворительных фондов, которые в состоянии предоставить экспертизу. Поэтому, когда родители или кто-то, кто ведет эту страницу, группу, пишет «нам все отказали!» - я могу сказать, что в 90% случаях, выясняется, что, либо не туда обращались, либо не обращались вообще. Я говорю про 90%, потому что есть те, кому действительно отказали, фонд «Подари жизнь» тоже отказывает. Мы, например, не оплачиваем сейчас лечение за границей, а родители хотят за границей. Мы говорим, что такое лечение могут предоставить здесь в России, а они все равно хотят. Это их право собирать средства, но говорить, что мы им отказали, не очень корректно, хотя, конечно, мы никогда не будем бодаться с родителями больного ребенка на эту тему, это их личный выбор.

– Второе. Всегда нужно обращать внимание на то, какой фонд ведет сбор. Более того, фонды эти тоже надо проверять. Появляются фейковые сайты фондов, мы очень часто раньше с этим сталкивались, сейчас чуть меньше стало, возможно благодаря нашему сотрудничеству с кибербезопасностью, которые внимательно следят за подобными вещами. Допустим, появляется мошенник, который берет фотографию ребенка с сайта фонда «Подари жизнь», берет всю информацию о нем, но вместо реквизитов фонда он вписывает номер своей карточки, то есть ребенок и история реальные, а деньги идут непонятно куда.

– Третье. Не перечислять средства на личные карточки! Не бывает у фонда «Подари жизнь» и у других проверенных фондов никаких личных карточек! Если вы с этим где-то сталкиваетесь, обязательно сообщите нам об этом.

– Четвертое. Нельзя подавать волонтерам, которые хотят по поездам и электричкам с ящиками – это к благотворительности не имеет никакого отношения. Очень многие фонды озаботились этой проблемой. Это явление массовое уже последние несколько лет и с ним активно борются, даже в Государственной Думе готовят специальный законопроект. Несчастный студент с ящиком стоит на улице и даже не вдумывается, почему он это делает и что в этом плохого. А ему дали ящик, за процент от сборов отправили собирать деньги у граждан. И еще назвали его волонтером, что к волонтерству не имеет никакого отношения, потому что волонтеры работают всегда бесплатно. И еще раз: не подавать на улице! Не подавать всем тем людям, которые стоят и собирают деньги на ребенка. Проверять всю информацию обязательно через фонды, туда ли вы переводите деньги.

– Пятое. Очень опасная тенденция перевода денег в Инстаграме, лучше этого не делать. Даже если ты сама знаешь ты родителей ребенка, почему нельзя позвонить или написать в фонд? У нас на сайте «Подари жизнь» есть специальный раздел «Другие фонды», где вы можете прочитать, если вам нужна помощь не из области той, которой занимается фонд «Подари жизнь», куда обратиться. Даже если ты знаешь конкретных нуждающихся в помощи, лучше не переводить напрямую деньги, а помочь им обратиться в фонд.

А когда звезды выкладывают призывы о помощи больному ребенку– это проверенные истории?

– К сожалению, в большинстве случаев, нет. Лучше всего смотреть, если звезда выкладывает просьбу о помощи и в ней указан уважаемый фонд, тогда да. Но если звезде прислал кто-то просьбу о помощи, то этого делать нельзя, потому что у звезды нет медицинской экспертизы, если мы говорим о медицинской помощи. Также у нее нет социальной экспертизы: она же не может сама проверить.

Как проверить и отличить фейк от настоящих людей, чтобы избежать распространения непроверенных сборов?


– Зайти на страницу фонда, посмотреть, собирает ли фонд на этого ребенка, действительно ли это сайт этого фонда, а не страница-клон. Сейчас клонируют, как я сегодня прочитала, в основном, страницы магазинов, продающие маски, - теперь это новый вид мошенничества.


"УДАЛЕНКА" - "ЗА" И "ПРОТИВ"

Поговорим сейчас об очень важных организационных делах, потому что многие из нас столкнулись и сталкиваются с тем, что режим "удаленки" вносит коррективы в деятельности. И если у вас свой частный небольшой бизнес, и, если вы руководитель компании, и если вы сотрудник. Что изменилось в работе фонда? Начнем с проблем: чего ты не ожидала, переведя «Подари жизнь» на удаленку?

– Ничего такого у нас не случилось, что бы нас сейчас выбило из работы. У нас в попечительском совете часть людей просто не живут в России и поэтому они не приезжают специально на заседания, а находятся онлайн. Мы попробовали на прошлой неделе с коллегой несколько онлайн-сервисов, и все остановились на Zoom, потому что у них не очень дорогая платная версия. Мы сразу взяли платную, потому что нам нужно больше, чем 40 минут, и нам нужно иногда большое количество людей, и качество связи нас устраивает. У меня ребенок учится по Скайпу, у них небольшие классы, поэтому это им подошло.

Сложность какая - секретари ездят общественным транспортом, поэтому их пришлось оставить дома. Но мы перевели все звонки, которые поступают в фонд, они отвечают на эти звонки дома, а вот на место секретарей наши сотрудники садятся по очереди, невзирая на чины и звания. Мы вторую неделю составляем график, кто и когда может подежурить, и это те, сотрудники, которые либо живут в шаговой доступности до офиса и не ездят на общественном транспорте, либо те, кто на машине.

Все ли готовы работать онлайн без «с 9:00 до 18:00 в офисе», без надзора руководства? Все ли способны на это?

– Наш фонд в этом плане не показатель. У нас вся удаленная работа всегда была настроена. Потому что мы начинали как очень небольшая организация, когда у фонда сначала была крошечная комната в РДКБ, где могли сидеть 3 человека. Когда фонд стал расти в 2007-2008 гг., нам благотворитель предоставил свой собственный офис бесплатно, где было 4 комнаты, но там все равно все не помещались и у нас вся бухгалтерия очень долго была на удаленке.

Как специалист по удаленной работе, дай три основных совета, что надо сделаю в первую очередь и как наладить жизнь руководителю, который только сейчас дозрел, что ему надо перевести на удаленку свой коллектив?

– Еще до того, как мы ушли на удаленную работу, я убеждала коллег, что надо иногда отдыхать. У нас есть проблема с сотрудниками фонда «Подари жизнь», она связана с тем, что люди готовы работать суточно. Когда у меня ребенок пошел в школу в первый класс, и я оказалась не готова в 7 утра вставать, если я буду продолжать до часу ночи на письма отвечать, поэтому я всегда говорила, что я после 11 вечера на почту не отвечаю. Я последние пару лет уговаривала коллег перестать работать по выходным. Очень важно на удаленке людям дать понять, что у вас есть рабочее время и вы должны собраться и работать. Я понимаю, что дома это очень сложно сделать, но и мне самой это очень сложно, я ничем не отличаюсь от других людей.

Сейчас это особенно сложно. Потому что, когда ты просто на удаленке работаешь, то есть коворкинги или кафе, можно пойти туда. А сейчас такой возможности, считай, нет. Дома всегда работать сложнее, расхолаживает, домашние и рабочие дела путаются . Как справляешься с этим ты?

– Я в пижаме не работаю! Я встаю, мы с ребенком завтракаем спокойно, я делаю зарядку. Я сказала дочери, что мы должны вести нормальный образ жизни, иначе мы сойдем с ума и друг друга сведем с ума. Например, в выходные я даже компьютер не открыла. Я поглядывала, что происходит в телефоне, но плотно сесть и поработать – нет.

Почему важно было уйти на удаленную работу, почему важно было закрыть театры? Мы, делая это, задумываемся о совершенно незнакомых, чужих, не очень молодых, не очень здоровых людях. Когда мы это сделали и именно это осознали, мы эту мышцу эмпатии немного потренировали, и я очень рассчитываю, что именно это и произойдет. Вспомни, что происходило, когда было наводнение в Крымске – неожиданное волонтерское движение и после этого наводнения, когда было на Дальнем Востоке, пожар в 2010 году. Если взять чуть больший временной отрезок, то в начале 2000-х, то слово «благотворительный фонд» было синонимом слова «прачечная», а сейчас я надеюсь, что для большинства людей нет.

В таком случае, надо подумать о том, как страдают те, кто вынужден работать курьерами, кассиры в магазинах продуктовых, все, кто производит, доставляет, сортирует эти продукты. Есть какая-то нечестность по отношению к этим людям.Они перейти на удаленку не могут. И вынуждены рисковать гораздо больше.

– Мы об этом думаем, и фонд готов предложить помощь этим компаниям, мы готовы поддерживать их. Любой человек со своими друзьями может поддерживать какой-нибудь приятный ему бизнес. Многие рестораны, кафе сейчас переходят на доставку и, если мы хотим после этого вируса, когда нам можно будет выходить на улицу и встречаться с друзьями, встретиться в том месте, к которому мы привыкли, мы должны этот бизнес поддержать. И тогда он сможет продолжать помогать благотворительным фондам, как он это делал и раньше.


ИЗОЛИРОВАНЫ ДОБРОВОЛЬНО!

Давай теперь про твою семью и изоляцию поговорим. Сколько дней вы с дочкой дома в изоляции?

– Мы 10 дней.

И что самое трудное?

– Трудное встать, умыться, не превратиться в желе и не убить друг друга. У меня дочь-подросток – это сложно.

Ты сказала, что они учатся по скайпу. Как перестроили жизнь школьников конкретно в вашей школе? Что они делают и от чего вам пришлось отказаться?

– У них не все уроки онлайн, например, ИЗО невозможно провести онлайн. Прошлая неделя было еще свободное посещение. Относительно своей дочери я приняла очень жесткое решение и сказала, что она больше никуда не пойдет.

Она сопротивлялась или она сразу приняла?

– Она приняла. Но говорит: "Все хорошо, только почему с друзьями нельзя видеться?». То есть ей карантин даже нравится. А я ей пытаюсь объяснить, что, по сути, нынешние дети – это биологическое оружие. У нее есть подружка, очень близкая, которая рядом с нами живет, и они хотели походить друг к другу в гости, а я не разрешаю. Я говорю: «Мы с тобой вдвоем живем, нам не страшно, а у нее бабушка, она в зоне риска – ну и что будем делать?».

Что вы стали больше всего делать? Выбирай из вариантов: есть, пить, спать или скучать?

– Думаю, что есть. Но мы зарядку делаем, плюс я слежу за качеством продуктов.

Я все-таки долго подвешивала крючок, что за новый член семьи появился у тебя вовремя коронавируса?

– Мы взяли вторую собаку, щенка - Дориан. (Всем, кто хочет полюбоваться на Дориана и узнать, ревнует ли к нему старшая собака Шерговых Дори - см. 49:24)
ФИНАЛЬНЫЙ БЛИЦ

Коронавирус как надолго: до 10 апреля, на полгода, не знаю даже насколько?


– Не знаю даже насколько.

Что уже никогда не будет прежним после коронавируса?

– Нет ответа, не задумывалась.

Если возможно все, как бы ты хотела завтрашний день начать?

– Если можно все, я хотела бы завтра, сходить на тренировку, а не мучить себя и ребенка зарядкой, поехать на работу и зайти в кофейню, потому что я перестала это делать.


Made on
Tilda